Вверх страницы

Вниз страницы




Рейтинг: NC-21
Время в игре: 01 апреля -
30 июня 2017 года.

Человеческие чувства и желания для нас пустой звук, потому что они не имеют значения. В нашей борьбе за место под солнцем и луной, борьбе друг с другом, все средства хороши. И никто не побоится ими воспользоваться. Кровь, грязь, боль - вот, что вы найдете тут. Добро пожаловать в Мир Тьмы. В мир, где не осталось почти ничего

х  о  р  о  ш  е  г  о 






WoD: Blood of the South

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WoD: Blood of the South » Кровавая Клятва » Wanderlust


Wanderlust

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Фэнтези ♦ Авторская мистика ♦ Легенды
http://sg.uploads.ru/Qmx1b.png
АкцииСюжетF.A.Q.

0

2


http://funkyimg.com/i/2zSio.gif
juno temple*

► Имя Фамилия: Dusty* | Дасти
► Возраст: по факту что-то около 400-500, на вид 15-16 (если постараться, можно и до 21 накраситься)
►Трудоустройство: школьница, постоянная участница всяческих шоу типа «Psychic Challenge» («Битва экстрасенсов»)

► Вид: легенда
► Легенда: Сивка-бурка

► Способности

Легендарная форма - златогривый конь. В легендарной форме обладает высокой физической выносливостью и силой. Умеет скакать не только по земле, но и по воде, по шотландским болотам и другим поверхностям.
Обладает набором навыков, который простые смертные назвали бы «экстрасенсорикой», а в сказках звали «вещая» (помните это «сивка-бурка, вещая каурка»?) - предсказывание будущего, поиск людей и предметов и т.д.
Отличается умом и сообразительностью в принципе, а так же умением довести до нервного срыва даже кирпичную стену.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Наше знакомство начинается с некоего рандомного Ивана, который случайно нашел в лесу перо и возжелал себе целую птицу (а волшебный конь, исполняющий волю хозяина, у него уже был). Никакой эпичной битвы, Ивана в отключку, сами сели, поговорили по душам в духе «чувак, ну надо, на пару дней, я потом тебя отпущу», да договорились.
Рано я радовался, ох рано. Именно с той самой встречи, ты вдруг решила, что мы друзья. Прям такие, что называется, BFF. И с тех пор считаешь своим долгом раз в десятилетие свалиться мне на голову, где бы я ни находился. Самое интересное, что я вроде как не очень с этим был согласен,
В силу пробуждения сущности еще в совсем подростковом возрасте, внешне тебе достаточно трудно уйти от образа школьницы или студентки, но тебя это всё вполне устраивает. За плечами у нас немало лет, а значит все необходимые навыки для выживания среди людей у нас уже присутствуют. Характером, правда, ты отчего-то не вышла (ну, точнее, тебе-то зашибись, а вот все окружающие готовы на стену лезть). Вертлявая, острая на язык, пронырливая, абсолютно бесцеремонная, в принципе не особо напрягается за правила этикета, какие-то общие нормы морали и так далее. Плевать хотела на то, во что одета и как выглядит (можно было бы ходить по улице голой, вероятно, не парилась бы, и так бы и делала).
В Эдинбург ты бесцеремонно нагрянула в 17ом году. Столь же бесцеремонно явилась ко мне домой, сообщая, что будешь жить «вотпрямтут», что я должен по новым документам удочерить тебя полностью, а ты будешь ходить в местную школу, а после учебы будешь срубать бешеные бабки на съемках в каком-то шоу, как «уникальная девочка-подросток-экстрасенс». Я к этим закидонам давно привык. К тому же знаю, что с тобой лучше тихо согласиться и терпеть, чем пытаться спорить. Ничем хорошим наши споры еще не заканчивались.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

*Менябельно всё – и внешность, и имя, и способности, при желании (главное – грамотный обоснуй), да что там, даже пол (нет, серьезно, захотите мальчика – сделаем мальчика, мне абсолютно не принципиально, какова человеческая форма и внешний вид у сего чуда, тут соль в отношениях и всём том веселье, которое мы должны из этого тандема вынести).

Проникнетесь этой занозкой в заднице и сделайте её неповторимой, уникальной и такой, как видите исключительно вы.
Любить будем, конечно же. Плюшек принесем в меру способностей.
Пишите в гостевую, выдам связь, или сразу в ЛС. Всё разрулим.

пример поста

- Не всегда, - Дейн хмыкнул, вполне резонно замечая следом: - в некоторых случаях, если долго смотреть, можно и ослепнуть. И ты знаешь, что я не шучу.
Он неопределенно пожал плечами, мол "ну уж какой есть", цепляя с полки мини-бара тут же в гостиной початую бутылку виски, на глаз отмеряя уместную дозу для добавления прямо в чайник. Себе в чашку, вооружившись фруктовым ножом, мужчина отрезал несколько долек от зеленого яблока с кислинкой. В сочетании с мёдом на выходе получилось нечто похожее не то на грог, не то на охотничий чай, но, в целом, весьма и весьма достойное. Вот уж в чем он себе не изменял, так это в любви к этому фрукту. Таким напитком даже в зимнюю стужу согреться можно было бы весьма удачно. Хотя, в этих широтах для теплолюбивого Брайта стужа была примерно месяцев девять в году. Впрочем, иногда соображения собственных температурных предпочтений можно было задвинуть подальше, ради других благ, которые мог предложить (и порой весьма успешно предлагал) Эдинбург.
- Впрочем, ты видела мне во всех вариациях, кажется, которые мне были доступны начиная с позапрошлого столетия, так что, тебя этими ну точно не удивить, - они разве что не спали вместе, но остальных барьеров как-то не осталось вовсе. Виделись, что называется, редко, но метко, неизменно заканчивая сию встречу каким-то происшествием, в результате которого кто-то оставался без одежды, или без перьев и когтей, или без чувства собственного достоинства. Как повезет, в общем. Даром, что оба живы, на том и спасибо.
- Просто отлично, Айла, - Брайт не удержался от скептического смешка. - Коренная, которая ничего не знает о городе. Правдоподобненько звучит. Впрочем, в нынешние времена это вообще не проблема. "Привет, Сири!" решает любые возникшие неприятности. Можешь пока пожить у меня, если в этом есть необходимость, у меня есть парочка свободных комнат, да и я больше времени провожу где-то еще, нежели дома, посему помехой для твоих дел не буду.
В квартире у Дейна редко бывали гости, особенно те, которых можно было отнести к категории если не друзей, то очень хороших знакомых, посему компания ламии его никак не могла смутить, а только обрадовала бы, согласись она остаться на недельку-другую. Не злоупотребляя гостеприимством, конечно, впрочем понятие превышения допустимых границ для широкой русской души были весьма призрачным, и, если для чопорных британцев, например, сразу понятно, где заканчиваются их мухи и начинается чужой суп, то для Андрея Светлова, который всегда таковым оставался, независимо от документов, нового имени и прочих составляющих, этих рамок почти не существовало.
- С остальным же... Если нужна работа, видимая или настоящая, тут тоже могу посодействовать. Нужных связей у меня, наверное, не столь много, но есть парочка людей в Комитете, да всякие представители малого бизнеса. А вообще, здесь и у тебя абсолютно точно обнаружится больше знакомых, чем ты можешь себе представить. Так что... Ты всегда была девочкой самостоятельной, получающей абсолютно всё то, что тебе нужно, посему у меня нет никаких сомнений, что ты легко устроишься. Вот только холодно тут. Почти всегда. Это не радует. Но много других приятных вещей.
Дейн покачал своей опустевшей чашкой, отставляя её в сторону, взял со столика яблоко, с которого срезал дольки, и принялся довольно им хрустеть, явно удовлетворенный и компанией, и обстановкой, и вообще всем в данный момент, даже не особо задумываясь о проблемах, которые могли подождать.
- Я-то... Да я хорошо. Могу вот наконец приложить руку к непосредственному управлению собственным магазином, не скрываться хотя бы от родных, да и от правительства не стремлюсь, - он вытянул из кармана свою карточку ID, протягивая её Айле, чтобы могла посмотреть на то, как в Эдинбурге систематизируют законопослушных существ. - Так что, так или иначе, здесь уже многим известно о том, кто я, посему наконец-то можно осесть где-то на достаточный срок. Надоело бегать то тут, то там. Даже не представляю, как тебе еще не приелось всё вокруг вообще. Если не ошибаюсь, я-то помладше буду... Неприлично спрашивать насколько, поэтому и не буду, - он хитро подмигнул, потянувшись, чтобы не вставая с кресла достать ближайший стакан, и плеснул себе в него немного виски, уже в чистом виде, вопросительно потрясая бутылкой в воздухе и предлагая того же самого гостье.

0

3


https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/9e/73/63/9e736358c21dd2daf2c7254fcf9f296a.gif https://68.media.tumblr.com/ed81352152a262fa0db6c895b6baa8ff/tumblr_inline_nvtmklqtoC1rkg2z8_500.gif
Cameron Monaghan

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
Jinko | Дзинко
Мужчина-лис

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Что сохранилось в истории
Дзинко считается лисом, превратившимся в мужчину или, иногда, даже мужчиной, который колдовством был обращён в лиса другим кицунэ. Подобная история приводится в сочинении "Синцомонсю", написанном в около 1700 года.

В наше время
Беглый заключённый, отмотавший половину срока за мошенничество, финансовые махинации и фальсификацию денег, в прошлом успешный брокер.  В настоящий момент находится в розыске и хочет присоединиться к группировке "Nation of legends». Убеждён  в превосходстве легенд над  людьми.

0

4


http://s41.radikal.ru/i094/1712/3c/d5457c89eede.gifhttp://s002.radikal.ru/i198/1712/c3/3d9a266b7fde.gif
Holly Marie Combs as Michelle
http://i97.fastpic.ru/big/2017/1202/f4/1c09dd2175395e7507620fa999df82f4.gifhttp://s008.radikal.ru/i303/1712/8c/e78c6f9e4b24.gif
Bailee Madison as Sheryl

► Имя Фамилия: Мишель (в девичестве – как больше нравится, в первом браке - тоже, во втором – Дэвер, учитывая состоявшийся развод сейчас можно носить любую из трех фамилий); Шерил (до второго брака матери – либо ее девичья фамилия, либо фамилия биологического отца; после второго брака и по настоящее время - Дэвер).
► Возраст: от 33 лет – для бывшей супруги; 15-16 лет – для дочери.
►Трудоустройство: у Мишель: все, что хочется, с одним нюансом – это не приносит большой доход, поэтому присутствуют финансовые трудности; У Шерил – последний год любой государственной средней школы.

► Вид: обе – вполне себе человеки, либо, при особом желании непробудившиеся существа.
► Легенда: -

► Способности

что хотите, исходя из собственных вкусов и желаний

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну что ж, видимо, моей бывшей семье, в первую очередь, придется запастись терпением и прочесть объемные выдержки из анкеты, чтобы иметь представление о том, как виделась ситуация с моей стороны. Разумеется, не владея всей информацией, Мишель и Шерил имеют право на собственное представление о происходящем.

как было дело

Крис тогда спокойно сидел на газоне среди небольших склепов и не спеша курил, прячась от смотрителя, который своей пропагандой здорового образа жизни, доводил до точки кипения даже обычно уравновешенного бретонца. Где-то недалеко проходили похороны, и траурные сооружения удачно скрывали его от постороннего взгляда, как вдруг появилась она. Кажется, в этот момент у анку самого чуть не случился сердечный приступ, когда маленькая, не старше трех лет, девочка вдруг выскочила из-за могильной плиты, на которую он, сидя, опирался спиной, и вцепилась в колено Кристиана с радостным: «Бу!». Кажется, она совсем не боялась его и даже с каким-то настойчивым любопытным интересом рассматривала буквально застывшего на месте с сигаретой в руках анку. Захваченный врасплох, он просто потерял дар речи, а девочка, продолжая улыбаться, потянула его за рукав, желая поближе рассмотреть, что там такое интересное держит незнакомец в пальцах. Растерявшись, Крис не нашел ничего лучше, как отбросить сигарету в сторону, а когда любопытная малышка засеменила за ней, в надеже заполучить страну для нее игрушку, неловко подхватил ее на руки, пытаясь не допустить нежеланной встречи ребенка и никотина. В тихом ужасе анку ждал, когда девочка, оказавшись схваченной посторонним человеком, поднимет дикий ор на все кладбище, но к удивлению, она, довольно сопя, обхватила его за шею, и прижалась щекой к футболке. В этот момент лицо Кристиана выражало неподдельные страх и панику, он впервые не понимал, что ему делать и куда бежать. И в следующий момент ему объяснили, насколько он был не прав. На могильщика орлицей налетела мать девочки, и  анку стало понятно, в кого у малышки такие невероятно красивые глаза. Пока от него пытались оторвать вдруг расплакавшегося и мертвой хваткой вцепившегося в ворот футболки ребенка, Крис молча выслушал о себе много интересного, самым мягким из которого было откровение о том, что он извращенец и похититель детей. Когда женщина развернулась к нему спиной и направилась к скоплению провожающих в последний путь гостей, пытаясь по дороге успокоить дочь, тянувшую из-за ее плеча руку к оставшемуся в состоянии прострации, анку, последний невольно потянулся к карману джинсов за еще одной сигаретой, но даже не успел прикурить, как на него вновь налетели с разбегу и в этот раз – это был работодатель, немедленно отчитавший нерадивого работника мало того, что за перекур, так еще и за перекур в прямом смысле. День не удался сразу. Или удался? Крис давно так не выбивался из колеи, и вечер у него прошел в каком-то неприятном ощущении беспокойства и желания снова увидеть обеих. Не помогала даже водка, оставалось надеяться, что со временем забудется все, как это и было до сих пор. Днем, когда Крис, заляпанный грязью, тащил лопату, после копки очередной могилы, он, руководимый все тем же вчерашним впечатлением, проходил мимо свежего памятника усопшему,  и увидел, как незнакомка со своим маленьким чудом раскладывает на плите свежие цветы. Они обе были невероятно красивы, - во всяком случае, ему казалось, что ничего более очаровательного в мире, чем два эти фигуры в простых летних платьях, мягко облегающих их силуэты, не существует. Засмотревшись в сторону, Кристиан забыл смотреть себе под ноги и весьма успешно свалился в первую же попавшуюся могильную заготовку. Поморщившись от боли, он открыл глаза, и забыл, что у него вообще что-то болит. Сверху, у самого края стояла Она, прижимая к груди свою малышку, радостно улыбавшуюся лежавшему внизу дяде. Анку в ответ на вопрос –все ли с ним в порядке?, с трудом подбирая слова, потому как английский почему-то целиком выветрился у него из головы, пояснил, что вполне жив-здоров и даже счастлив. Слово за слово им удалось познакомиться: маму девочки звали Мишель, а ее славную дочку - Шерил. Здесь они оказались по вполне печальному поводу, схоронив отца Мишель. Пару раз они пересеклись в городе, и, наконец, Кристиану хватило духу пригласить обеих на прогулку на пикник в парк. По возвращении домой анку понял, что безнадежно втрескался в Мишель, а его привязанность к Шерил вполне серьезно может сравняться отцовской, тем более что с отцом девочки его душевная печаль находилась в разводе. Последующие два дня он пил так, что потом сам удивлялся, как в него столько влезло, и печень не лопнула, пытаясь разрешить дилемму, имеет ли он право, учитывая его природу, на семейную жизнь, и должен ли сказать об этом Мишель? Юридических препятствий к браку не было – за столько лет жизни на островах анку удалось получить гражданство и теперь бретонцом он был только по крови, но как быть с морально-этическим вопросом? И  - самое немаловажное – финансовым. Обладая скромными желаниями, Крис обходился и небольшим заработком, но когда у тебя появляется семья, появляется и обязанность сделать так, чтобы они ни в чем не нуждались… Кристиан, набравшись духу, еще через несколько встреч все-таки сознался Мишель в том, что отчаянно любит ее, и Шерил ему просто как родная, но прекрасно понимая, что, в целом, он из себя завидного жениха не представляет, то и не смеет ни на что рассчитывать, при этом все-таки рассказать о том, кем является на самом деле он не сумел. Признание все-таки превзошло самые смелые ожидания, может быть, не последнее дело было в старой гитаре, которая в нужных руках умеет брать за душу. Растроганная возлюбленная согласилась дать Крису шанс, тем более что он ей не совсем противен. С этого момента жизнь анку круто развернулась на сто восемьдесят градусов и помчалась с бешеной скоростью по ломаной кривой. Каждый день становился счастьем, когда удавалось встретиться с его «малышками». Шерил быстро привязалась к нему, а Криса просто захлебывало от волны отцовской нежности к этому маленькому, беззащитному и доверчивому созданию. Но первой ложкой дегтя в бочке безоблачного счастья оказалось знакомство с родственниками Мишель. Ее мать сразу и резко обозначила позицию, что нищеброд – ее дочери не пара. Они, мол, и так живут не богато, но особенно взъелся на анку брат избранницы. Он бесконечно искал повод для мелких придирок и наездов, но Крис терпеливо отмалчивался, понимая, что скандал расстроит Мишель, которая проявила твердость характера и, не смотря на общее недовольство семьи, в один весенний денек зарегистрировала  брак с обалдевшим от свалившегося на него счастья женихом. После чего  Крис официально удочерил Шерил, теперь на всех основаниях гордо примерив звание отца. Как всегда, в этой жизни: радость длится мгновения, а расплачиваться за нее приходится крайне болезненно. Первой неприятностей свалившейся на новую ячейку общества стала потеря Кристианом работы, и пока он лихорадочно искал возможность заработка, им пришлось съехать со съемной квартиры и поселиться вместе с матерью и братом супруги. Вот тут-то анку и узнал, как выглядит настоящий ад. Иногда ему начинало казаться, что он не выдержит и выскажет изводившим его родственникам все, что думает о них в общем и в частности, а шурин и без того откровенно выпрашивал смачный удар по морде. В придачу ко всему теща каждый день пилила дочь о том, что ее муж слишком много курит, слишком много пьет и сидит у них на шее, дабы не сорваться Крис уходил в паб и действительно там надирался, пытаясь справиться со свалившимся на него испытанием, чем, конечно, расстраивал жену до слез, и сам мучился в разы больше. Ради Мишель и Шерил он готов был пройти любые унижения, но часть упреков была действительно оправдана. Ему срочно нужна работа. И чудо случалось. Причем действительно чудо. Как-то раз он напился совсем уж по-свински с совершенно незнакомым собутыльником, и в момент непринужденной беседы, Крис четко увидел  смерть собеседника – частичный паралич и остановку сердца, бедолаге оставалось жить две недели. Движимый сочувствием, и, в основном, количеством выпитого спиртного, анку честно сообщил коллеге по ночному возлиянию, сколько тому осталась мотать срок на земле, ожидая, что его  пошлют в пеший эротический тур, но незнакомец вдруг проявил интерес к информации, и тогда Крис сознался в том, кем является. К его удивлению, тот не стал вертеть пальцем у виска и поведал, что встречал уже существ подобного рода, после чего тут же перевел разговор обратно на свою смерть. Уточнив еще раз, на когда конкретно назначен его официальный отход в мир иной, он написал на салфетке свой адрес и предложил завтра обговорить все это в приватной обстановке. Умолчим о том, в каком состоянии  вернулся к семье анку и как там его встретили, но на следующий день он уже стоял на пороге приличного особняка, с владельцем которого, как оказалось, он вчера и прибухнул. Незнакомец оказался солидным дельцом и, как человек практичный, поведал, что благодаря полученной информации, ему удастся привести в порядок денежные и наследственные дела, не опасаясь, что после смерти его бизнес рухнет. В качестве благодарности он предложил Кристиану сделку: анку берет на себя обязанности предупреждать членов семьи об их скором уходе и позаботится о надлежащем захоронении тел, а взамен получит достаточно денежных средств для приобретения достойного похоронного бюро. При таком раскладе семье удастся избежать разных случайностей, связанных с горькими утратами, которыми могут воспользоваться конкуренты фамилии, и заранее успевать завершить нужные им сделки. Сначала Крису показалось, будто это шутка, но когда подобное повторилось в присутствии «домашнего» юриста  и старшего сына-наследника, подтвердившего, что идея весьма здравая, растерянный предвестник согласился, помня о том, в каком состоянии находятся его  собственные жены и дочь. Благими намерениями устлана дорога в ад. Внятно пояснить, откуда на них свалились внезапные деньги, он объяснить Мишель не сумел, зато перевез их в персональный дом в престижном районе, после чего принялся исполнять свою часть сделки. Первым делом выяснив, в каком состоянии находятся конкурирующие между собой дельцы «праха к праху». Остановив выбор на достойном, но несколько запущенном заведении - «Scotmid Funeral Service», Крис приобретает его в безраздельное владение. В это время его благодетель уже лежал с отнявшимися ногами после первого сердечного приступа. Анку лихорадочно работает, заключая новые контракты с поставщиками, и к моменту смерти финансиста смог исполнить волю покойного, устроив того на кладбище Грэйфайерс со всеми приличествующими атрибутами достойной процессии. Теперь можно было наконец насладиться семейным счастьем в кругу его боготворимых «девочек», но не тут-то было. Слухами полнится земля, и к Крису потянулись вереницей разнообразные персоны, имеющие довольно крупные счета в банках. Они предлагали довольно солидные вознаграждения за возможность быть в свое время предупрежденными о наступлении печального события. В итоге, желая, чтобы ни жена, ни дочь ни в чем не нуждались, анку стал личным консультантом некоторых уважаемых семей. Жизнь превратилась в бесконечное беговое колесо: если хочешь развивать дело, нужно уметь вертеться, и в том числе тратить время на светские тусовки и рауты в кругу своих клиентов, таким образом «пиаривших» бизнес «мистера Дэвера»… Новая жизнь отнимала у него не только время, но и семью. Если раньше, когда он возвращался домой вдрабадан пьяный из паба, Мишель рыдала и злилась, то теперь его приход под утро с тянувшимся следом шлейфом из смеси дорогих вин и чужих духов ознаменовался тем, что жена закрывалась от него в другой комнате, и, бывало, что им не удавалось поговорить в течение трех, а то и пяти дней. Крис был бесконечно занят. Пока с одной стороны его брак давал явную трещину, причем сам анку еще не замечал, что теряет семью, в дело вмешался шурин, подозревавший, будто нежданно свалившиеся деньги – это результат не очень законных действий. Излишний любопытный брат Мишель принялся рыть носом землю, и, в конце концов, смог накопать достаточно, чтобы придти с неудобными вопросами. Прижатый к стенке Крис сознался в том, кем является, и умолял ничего не говорить Мишель. В момент беседы анку вполне явственно увидел смерть шурина, предупредив его о том, что жить родственнику осталось до вечера. Тот, будучи сам должен крупную сумму местному криминалу, вылетел из дома быстрее пули. Спешно собирая вещи, шурин успел проговориться матери, что его могут убить, попытался покинуть Эдинбург, но вечером был найден застреленным в подворотнях Каугейта. Естественно, что теща, сопоставив приход сына от зятя с его слова, направила полицию прямиком к Крису, который пережил немало неприятных моментов, отвечая на неудобные вопросы. В итоге, без улик и мотивов, анку был оставлен в покое, но теща осталась при своем мнении и явно вливала его в уши дочери. В итоге, семейная драма закончилась закономерным итогом. Однажды вернувшись домой, он не нашел там ни Мишель, ни Шерил. Обе перебрались жить к теще. Крис умолял жену вернуться, честно, на коленях покаялся, кем он является и что произошло между ним и шуриным, но, в итоге, получил упреки во лжи, прошедшей белой нитью сквозь весь их брак, и требования, чтобы подобное чудовище не приближалось ни на милю ни к ней, ни к Шерил. Начался тягостный бракоразводный процесс. Крис категорически был против потери семьи, не представляя себе, как он будет жить без тех, ради кого, собственно, и были все жертвы. Шел 2010 год, а 2011-й коренным образом изменил жизнь всех легендарных существ. Понимая, что лгать перед Мишель больше не было смысла и пытаясь хотя бы таким образом дать ей понять, что готов пойти на все условия, предложенные ему человеческим сообществом, анку добровольно является в Бюро регистрации и получает положенный ему ID, чем подписывает себе смертный приговор в бракоразводном процессе. Обман властей и второй брачующейся стороны о своем происхождении при вступлении в брак стал решающим для простановки окончательной точки в деле. Попытки выторговать себе право хотя бы на встречи с дочерью к успеху не привели – против него были выдвинуты обвинения в алкоголизме, курении, столь жестоко преследуемом в Шотландии, довольно богемный образ жизни и специфическая профессия, от мрачных ужасов которой в том числе, просила оградить ее дочь Мишель. Это, не считая того, что видеться с дочерью потенциально опасному существу может угрожать жизни и здоровью ребенка. Удар был нанесен сильный… Не смотря на установленный размер алиментов на содержание бывшей супруги и дочери, теща не устает названивать зятю с недвусмысленными предложениями подкидывать ей определенную сумму – то на покупку сезонных вещей для Шерил, то для нужд бедняжки Мишель. Крис безропотно перечисляет деньги, не смея даже спрашивать - доходят они до конечной цели или нет: супруга не отвечает на его звонки и запрещает любые переговоры с Шерил… Говорят, время лечит, но за прошедшие со времени развода годы легче не стало. Ингода ему удается увидеть, как Мишель забирает Шерил из школы и такие моменты для него становятся самыми счастливыми в его ставшей снова одноцветно серой и монотонной жизни.

Краткая аннотация вышесказанному: Мишель с братом родились в небогатой семье, и вся жизнь у них прошла, в общем-то, в довольно стесненных условиях. Мать (незабвенная моя теща!) в семействе явно имеет авторитет, причем пользуется им довольно жестко. Может быть (как вариант), именно это авторитарное давление и заставило Мишель довольно рано выйти замуж и родить ребенка –в качестве попытки побега из жестких тисков фамильной «любви». Ее брат (мир праху его!), видимо, был хитрым и пронырливым малым, который не брезговал связываться с криминальной средой, так что особо приятные воспоминания о жизни в родной семье навряд ли остались, в то же время будучи обладательницей мягкого и отходчивого сердца (к сожалению, не в моем случае!) Мишель не порывает ни с родителями, ни с братом, оставаясь для них поддержкой, в том числе и материальной. Встретились мы, скорее всего, где-то в 2005 году, и Шерил в то время было три года. Соответственно, к этому времени уже состоялся официальный развод с отцом ребенка. Причины определять не стану, это прерогатива Мишель. Равно, как и основания, почему она не запросила с первого супруга алиментов. Может быть, он сбежал, в принципе, или с него и взять-то нечего. То есть этот вопрос отдается на вольную фантазию в рамках британского семейного права. Факт остается фактом: брак продлился недолго. Учитывая дороговизну бракоразводных процессов, полагаю, что он еще и влетел в копеечку. Возможно, что семья залезла в долги. Возвращаясь к хронологии событий, в тот же примерно 2005 год (жесткие рамки не устанавливаю для возможности делать корректировку времени знакомства) умирает отец Мишель, чем добавляет еще проблем с расходами. И тогда, собственно, на горизонте появляюсь я. Мне сложно требовать от потенциального соигрока сразу симпатии или сказочной любви, поэтому второй брак мог быть заключен не обязательно по гипнотической взаимности со стороны невесты. Дальнейшие события подробно расписаны в моей биографии, и, думается, что все они не приносили Мишель большой радости. Собственно говоря, акцентировать внимание на чувствах бывшей супруги тоже не буду, потому как переживать эту историю со своей стороны придется ей, и выводы она сделает сама, исходя из своего личного понимания происходящего.  После утраты брата, скорее всего, она, помимо шока от произошедшего  будет чувствовать вину перед оставшейся в одиночестве матери, и поэтому ее влияние окажется особенно внушительным на сознание дочери. Именно в такой неудачный момент Крис покается в том, кем является, и это, видимо, окончательно добивает Мишель – не думаю, что легко смириться с мыслью о том, что, желая тихого семейного счастья, ты вышла замуж за однажды уже умершее существо, которое еще  в придачу является предвестником смерти. Второй неудачный брак навряд ли добавит ей оптимизма в жизни, и мать Мишель берет ситуацию под свой контроль, помогая ей разобраться с бракоразводным процессом. Полагаю, идея не лишать Криса отцовства над Шерил  была также подброшена тещей: только в таком случае можно было рассчитывать получить алименты не только на супругу, но и на ребенка, а дорогая «мама» не считает зазорным трясти деньги с бывшего зятя, убеждая Мишель, что ему, то есть мне, надо расплачиваться за всю ту боль, которую он, то есть опять же я, ей причинил. Учитывая необходимость достойно содержать ребенка и родительницу, не думаю, что у нее есть большой выбор, хотя вполне вероятно гордость уже, к сожалению, не моей бедняжки отчаянно страдает от необходимости получать содержание. В текущем году возникает дополнительная проблема – Шерил сейчас 15-16 лет, то есть ей необходимо сдавать экзамен на получение общего свидетельства о среднем образовании Scottish Certificate of Education (SCE Standard Grade), после чего у девочки два пути – либо поступать в колледж на специальное профессиональное образование, либо продолжить обучение в школе до 18 лет, чтобы сдать экзамен на аттестат и поступить в университет. Собственно говоря, не смотря на попытки все шесть лет после развода прекратить всякое общение с Крисом, сейчас необходимо встретиться и обговорить будущее Шерил, потому как в основном, вопрос должен касаться оплаты – кому, что, куда – это часть алиментных обязательств. Даже если Мишель не сделает первый шаг, то его сделаю я. Образование ребенка из-за напряженных отношений страдать не должно. Крис все еще упорно ждет возможности вернуть себе семью, но ограничивать Мишель в возможности заводить любого рода отношения было бы излишним эгоизмом с моей стороны, потому как понимаю, что полноценно созданный персонаж не может быть категорически связан с одним соигроком, и вполне допускаю ситуацию, что в светлом будущем семьи с точки зрения бывшей супруги никакого анку быть не может. 
Мишель ни в коем случае не стерва с жизненной установкой «и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет». Она, может быть, и была бы рада побыть слабой и уязвимой, но жизнь так складывается, что приходится быть сильнее, чем хочется. Ее добросердечие и любопытство  часто становится причиной увеличения и без того объемного числа проблем, Мишель влипает в разные истории из-за попыток помочь кому-либо или разузнать о чем-либо. Именно любопытство и привело к продолжению знакомства, начатого на кладбище. Дочь для нее – и солнце, и луна, и звезды. Она в ней души не чает, пытаясь  быть лучшей матерью даже в сложившихся малоприятных условиях и оградить Шерил от переживаний, особенно в нынешних неспокойных условиях. Это не яркая харизматичная личность, но в ее простоте чувствуется мягкая притягательная сила естественного очарования, которая напрочь и снесла Крису голову. Не злоупотребляет косметикой, если и пользуется духами, то не сильно шибающими в нос. Изумительный в кавычках водитель – можно часами любоваться, как она безуспешно пытается нормально припарковаться.
Что же касается малышки (которая для отца всегда будет оставаться ребенком) Шерил, то мне бы не хотелось ограничивать характер девочки какими-либо иными рамками – она в подростковом возрасте, и у нее формируются новые жизненные принципы, так что девочка может находиться на любом делении в шкале от «послушной дочери» до «сорванца». Сейчас в жизни Шерил – непростой период, ей надо определяться с собственным  будущим. Единственное, что бы мне хотелось сохранить, это душевные отношения между отцом, пусть и не родным, но зато законным, и нею, и которые, надеюсь, что за 6 лет вынужденной дистанции не превратились в Берлинскую стену.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Внешности both my charming girls изменяемы, главное, чтобы соблюдался возраст и общий типаж.  Играть есть что – как в прошлом, так и в настоящем. При собственном графоманстве не жду ответные полотнища в ответ. Достаточно, дабы вам было интересно примерить эти образы, и они вдохновляли вас на создание новых сюжетов. Если появились вопросы/сомнения/предложения/идеи, оставляйте ваш der Brief в гостевой. В случае если вышеозначенное можно сказать только шепотом на ушко, то могу предложить либо вариант ЛС, либо аську.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

0

5


http://s48.radikal.ru/i122/1712/bd/6420b1f8c29d.gifhttp://s46.radikal.ru/i111/1712/c5/841a26404b54.gif
Paul Landers

► Имя Фамилия: любые, как фантазия долбанет.
► Возраст: от 35 лет.
►Трудоустройство: креатив-менеджер в похоронном бюро «Scotmid Funeral Service»

► Вид: человек/ любое зарегистрированное существо
► Легенда: ...

► Способности

вы себя лучше меня знаете (:

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Фактически перед нами чистейший перпетуум-мобиле: энергия нашего мистера Икс, назовем его пока так, для удобства повествования, не имеет границ. Невысокого роста живчик с  целой охапкой анекдотов и забавных случаев в карманах пытается самым активным образом участвовать в размеренной работе бюро. Его нерасплесканная фантазия жаждет выхода, поэтому Икса просто таки штормит от избытка самых разных идей. Ему недостаточно сидеть в кабинете: он периодически вмешивается в деятельность всех сотрудников из благих побуждений оказать помощь, и каждый раз где-нибудь напортачит. Хорошо, что не помогает родственникам покойного нести гроб, потому что вставленное в одно место шило зудит и требует поучаствовать и в этом  массовом мероприятии. Будучи воплощением зайца-энерджайзера на земле, наш креатив-менеджер все-таки находит время и силы, чтобы достойно исправить собственные ошибки, иначе давно был бы уволен к чертовой матери. Неисправимый оптимист, не обидчив, и в целом придерживается позиции, что если с ним приключилась неприятность, значит, он ее заработал. На 2008-й год уже работал  в «Scotmid Funeral Service», которое находилось в запущенном состоянии и влачило жалкое существование. Где нарабатывал стаж до этого и учился –на усмотрение. То, что образование есть – это факт, ибо Икс в отличие от своего нынешнего начальника, то есть меня, знает, кто такой кот Шрёдингера и не чужд идеям гезамткунстверка. Итак, в 2008-м году похоронное бюро приобретает Кристиан Дэвер, возникший буквально из ниоткуда с кучей денег. Сначала подозрительно отнесшийся к новому шефу коллектив со временем привык к нему. Особенно на установление теплых взаимоотношений повлияло увеличение зарплаты, неожиданно пришедший вслед за сменой руководства поток богатых клиентов, и тот немаловажный нюанс, что уволено было не так много штатных единиц, в основном представлявших реальный балласт для заведения. Креатив-менеджер, ко всеобщему удивлению, был оставлен на месте, и с тех пор усердно пытается доказать, что достоин доверия, а, может быть, и дружбы. Его честность и ответственность, не смотря на специфическое чувство юмора и бесполезность 99 % идей, стали определяющими в процессе убеждения Дэвера в порядочности нашего Икса. С тех пор он имеет монопольное право приносить бумаги на подпись шефу, где бы он ни был – у себя дома в постели или под барной стойкой, а также: 1) торжественно вывозить его из злачных мест в случае, если Кристиан уже не вяжет лыка не только языком, но и ногами; 2) говорить с ним на любые темы, потому как в курсе всех проблем начальника – как с семьей, так и с алкоголем; 3) приходить к Крису домой и звонить в любое время года и суток. После официальной регистрации директора бюро в качестве анку в 2011 году не сильно расстроился и, в общем-то, это мало повлияло на его благодарность. В остальном добавляйте, что хотите и расписывайте, как вам больше понравится. Темное прошлое? На здоровье. Проблемы в настоящем? Да сколько хотите. Попробуем найти всему решение – безвыходных ситуаций не бывает.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну да, ну да, что-то вроде «Тарапунька ищет Штепселя». Хотя, на самом деле, образ сам по себе самодостаточен и способен активно поучаствовать в жизни города. Внешность менять бы не хотелось – эти двое выглядят вместе довольно гармонично, учитывая совершенно разные типажи, и игра на контрасте как характеров, так и внешности будет выглядеть довольно любопытно. Во всяком случае, с моей колокольни видится именно так. Для связи сначала гостевая, если я не на работе и трезвый, то отвечаю быстро, или запросите там же асю.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

0

6

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №6
08.10.2017 - 06.12.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Современные блага цивилизации бугимена уже не удивляли, наоборот, ему искренне казалось, что он создан жить в этом времени. Ему нравились соцсети, нравилось активное общение, возможность найти человека, дозвониться до него практически моментально – стоит только нажать пару клавиш на телефоне. Все прошлое постепенно размывалось, стиралось под ярким хаосом современности, и ему это нравилось. И все чаще он думал, что ему не почти двести лет, а двадцать семь максимум.

Tyler Anderson, Come as you are


Никто в целом мире не ненавидел и не винил его так, как он сам. Чувство вины может быть постоянным спутником, тенью: куда бы ты ни шел, что бы ни делал, стоит обернуться - она будет на том же месте, ни раздавить, ни избавиться. Но может оно быть и тяжким грузом, лежащим на плечах, с каждым шагом все больше придавливающим к земле, забирающим силы и желание жить.

Walter Shaw, если есть изъян


Он разберётся со всем позже, потом, как только из глаз Мартина на него перестанет смотреть полуживотная тьма, а когти сменятся обычными ногтями. Когда пропадут клыки. Когда Мартин Бертран вернётся в норму, каким бы условным и растяжимым это понятие не было по отношению ко всем ним.

Helge Langenberg, Don't look!


Во рту становилось горько от мысли, что единственный раз, когда она поступила так, как считала нужным, был тысячу лет назад – в момент, когда она сама решила пойти к дракону в пещеру и стать платой за благополучие деревни.
Только теперь она точно знала, что просить надо не дракона, просить надо саму себя и слушать при этом не старейшин, а сам город.
Только она и Эдинбург знают, как правильно поступить.

Agnes Wanlockhead, convince me


Хищнику сложно доказывать собственную миролюбивость там, где уже есть вполне себе сложившиеся – и небезосновательные – жизненные постулаты.

Martin Bertrand, parle-moi


Пустой звук. Убежище для ссущих выступить открыто за свои права существ. Сбиваются в группки как твари дрожащие, чтобы не было так страшно, к потом водружают короны на свои юные головы, нихуя в сущности не сделав.

Dominic Welsh, go back to hell


Вопреки собственным советам, Дуэйн никогда не боролся с приступами паники при помощи дыхания и медитаций. И даже набор душистых травяных сборов на все случаи истериков были далеко не для личного использования. В тумбочке стола ирландец держал мощнейший из депрессантов.
Виски.

Duane O'Grady, mad as a march hare


Ваши желания когда-нибудь исполнялись? Конечно, исполнялись. Мы постоянно жалуемся на жизнь, но мечты, желания, они действительно исполняются. Может, не те, что мы на самом деле хотим и, частенько, не в той форме, которой нужно, но это происходит. Космос слышит просьбы, или это слышат святые, духи, макаронный бог с глазами-тефтелями, не так уж важно.

Mabel Shaw, it's good to be the kitty


Голос Кассандры, который указывал ей по какому пути пойдут события, толкал предупредить каждого, кого коснётся беда, чтобы в очередной раз круг замкнулся и она вновь и вновь созерцала, как никто не смог увернуться от катастрофы, оставаясь при этом позорно невредимой.
«Милостивый Боже, за что же ты так со мной?»

Magdalene CrystЧто отнято судьбой, а что подарено...


Сценарий был один, уже который год. Билли никогда не оставляет надежды, что своими нравоучениями он вобьет в меня хоть капельку разума. А когда понимает, что до меня все равно не дойдет – принимается за план «Б». И пытается всю эту дурь из меня выебать.
К слову, у него еще ни разу не получилось.

Mary Holden, they had it coming


Шлюха спокойно все разрулила и даже не огорчилась, а это хороший знак. Значит сегодня, сразу после того как он смоет с себя кровь этого клеща, можно будет лечь спать на ее коленки. А пока надо затолкать тушу в салон и издалека насладиться великолепием языков пламени, лижущих новенькую иномарку.

Tate ArcherDie, die my darling


«Люди», и мысленно и вслух, произносимое с сочувствием, со злостью, с отвращением. Не «человек», как отдельно взятая личность, благо на своем пути «человеков» Сидни встречает адекватных и довольно приятных. Но вот «люди», когда они сбиваются в кучки, чего-то требуют, угрожают и просто забывают о том, что они стоят ниже. Ниже легенд, да даже ниже простого таракана. Потому что люди убивают и уничтожают все на своем пути. Когда-нибудь они сожрут и друг друга и мир вздохнет спокойно.

Sidney Yang, february rhapsody


Мы добры или злы не по причине отношения к какой-либо расе, подклассу, статусу, касте. Нельзя оценивать легенду только по обложке, по чьим-то словам, поэтому я и жажду встретить всех существ, узнать правду о них.

Etta Bishop, облачно, возможны осадки в виде драконов


Вся страна на грани войны, и все это знают, но они настолько погрязли в новой для них культуре хиппи, что дружно игнорируют все знаки, танцуют под луной и обмениваются цветами, пока на горизонте их судеб взрываются вьетнамские закаты. Малеа в восторге.

Matei Malea, зуд седьмого года


Не злоупотребляя гостеприимством, конечно, впрочем понятие превышения допустимых границ для широкой русской души были весьма призрачным, и, если для чопорных британцев, например, сразу понятно, где заканчиваются их мухи и начинается чужой суп, то для Андрея Светлова, который всегда таковым оставался, независимо от документов, нового имени и прочих составляющих, этих рамок почти не существовало.

Aden Bright, Should auld acquaintance be forgot


Ледоколом сквозь Арктические просторы она двинулась к молодому парню, игнорируя откровенные взгляды, липшие к ней будто мухи на божественное вино из садов Диониса. Не огонь - шкуру не прожгут, пусть себе любуются и слюни на пол роняют. Санобработка этим Авгиевым конюшням точно не повредит. А если чей биоматериал ещё и ядовит - так вообще чудная дезинфекция выйдет.

Kodan Holm, prove me wrong


Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками.

Christian Dewaere, Какой русский не пьёт виски?


Хотелось остаться на земле, смотаться в город, купить подарки и сувениры, проникнуться праздничным настроением и ненадолго забыть о том, что здесь вообще-то, на минуточку, война.

Otto von Kreuz, Враг мой


Салли старалась быть максимально непринужденной, но ответить на вопрос, изменился ли ее старый добрый друг, не спешила. Изменился? Сначала она даже толком и не подумала об этом - всего лишь маникюр стал своеобразный, но все равно до Мэрлина Мэнсона ему далеко со своим видом.

Sally Marshall, parle-moi


Пару лет назад Ян бы задумался, что ошибся дверью (или зданием, а может даже жизнью), но среди ученых обнаруживалось множество странных людей, которые никак не желали вписываться в рамки привычного для немца, поэтому человек напротив не вызывает у него должного удивления.

Johann Bayer, Консультанта (не) приглашали?


Не так давно, кажется лет сорок или пятьдесят назад, Айлу научили одному простому фокусу - если хочешь узнать что-то о городе, в котором живешь, или о людях в нем обитающих - иди в библиотеку, бери местные газеты за последний десяток лет, и просматривай их.

Isla Ross, freaking me out


Ньют улыбнулся, и это отразилось на его лице кривоватым оскалом.
- Приятного вечера, - с наслаждением добавил людоед, – мудила.

Newt Baker, Клиент всегда прав?


Как там говорится? Быстрые ноги пиздюлей не боятся? Пиздюлей Виктор не боялся лет так с 10 и так, но вопли нападавших за спиной подстегивали не хуже плетей погонщиков.

Victor Holm, look away


Tебя так легко читать. Ты еще проще, чем фанатка суперпопулярного американского бойсбенда, которой посчастливилось встретить своего любимчика на улице или даже столкнуться с ним лицом к лицу.

Prince Monroe, you should wear your nametag


Он за свою долгую жизнь повидал всякого и ясно усвоил одно - каким бы говеным не было существо, оно не заслуживало быть сожженным на костре или пущенным на органы.

Richard Bellum, Слово «сюрприз» всегда звучит зловеще


Ей наверно стоило поворчать, пожурить его, потыкать носом в труп со словами "кто это сделал? Кто плохой мальчик?", ей стоило все это сделать хотя бы для галочки, хотя бы в попытке очистить совесть, но они были вместе уже слишком долго.

Chasey Lain, Die, die my darling


Когда он видел цель, препятствия отступали сами собой, а если нет, он ломал их. Одно за одним, пока дорога не была расчищена. Упорство, упёртость, фанатизм. Не комплимент, не оскорбление - констатация факта. Райли целился в лицо твари.

Riley Remington, so falls the world


- Давайте вы не будете меня трогать. – Пискляво передразнил Стюарт, едва захлопнув за студентом дверь, чувствуя какое-то невыносимое раздражение за свой невольный подкат. Сам не до конца понимая, зачем это надо было делать, он ясно увидел себя со стороны каким-то маньяком-педофилом-извращенцем, который заманивает мальчиков в нумера под предлогом учебы.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Ей нравилось производить впечатление чокнутой тетки, которая любит таращиться на вас так, будто сейчас посадит на лопату и отправит в печь. Впрочем, кто же будет отрицать что такое вполне возможно? Она, конечно, не Баба-Яга, но русскую печь в условиях шотландских туманов она организовать сможет.

Kiki Mora, They're coming for me


Костюм был так себе. Не в плане ткани или качества – за этим родители рьяно следили, купив своему сыну на выпускной дорогую добротную вещь. Но он был школьный, нес на себе этот флер школьной столовой, переделанной в зал для проведения выпускного, занудных речей и обещаний учиться лучше и изменить мир…

Thomas Mann, Haters gonna hate!


- Не удосужился узнать подробностей о той твари, на которую попер буром? - вкрадчивый, словно успокаивающий и усыпляющий голос Кота расплывался в пространстве,обволакивая и накрывая невидимым одеялом. - Не удосужился. Всего лишь тварь, которую надо отстреливать, да? Почему вы забываете, что эти твари живут на свете много дольше вас и, значит, умеют за себя постоять?

Roderick Blair, so falls the world


Дуглас нервно сглотнул и несколько раз судорожно кивнул. Фредерик набрал воздуха в легкие, шумно выдохнул, подошел поближе и наклонился к парню, положив нервные ладони на собственные колени. Хотя, хотелось положить их на горло паренька и выпустить когти.
-Вот скажи мне, Дуглас, когда ты успел стать дебилом? КОГДА, ДУГЛАС?! ЧТО, БЛЯТЬ, С ТОБОЙ ПРОИЗОШЛО?!

Frederick Davis, Фантастические твари и где им наливают


Телефон молчал уже четыре дня - и если б Райан был каким-нибудь киношным маньяком, он бы сказал что-то про “четыре дня, два часа, тридцать минут и пятнадцать секунд”, но он, конечно, никаким маньяком не был, а значит, и время не засекал. Четыре дня - этого было достаточно.

Ryan McLeary, ветер, кровь и серебро


Если бы не всепоглощающее чувство, неконтролируемое желание выпустить крик, Нора обязательно бы испугалась этого странного чувства удовольствия и восторга, которые распустились цветами в глазах Эмбер, когда мужчины сцепились в яростной животной драке. Это страшно, даже думать, что кто-то упивается таким примитивным зрелищем. В таком было что-то от фрицев и от античного пристрастия к гладиаторским боям.

Nora-Jane McClane, today is not the day i die


Тео не сделал в своей жизни много чего – не посадил дерево, не построил дом, не вырастил сына. Но сейчас он жалеет вовсе не об этих общепринятых вещах, которые должен совершить всякий нормальный и уважающий себя мужик. Тео сожалеет о том, что перед вылетом не успел пририсовать те долбанные два пера на фюзеляже.

Theo Lefeir, Враг мой


Гойко Митич в те годы сам был едва ли старше Тито Марича, и никто ещё не знал, что из перьев можно сделать вычурный головной убор, из забора можно выломать шест и заточить его, как пику, а потом бегать по всей улице и быстро-быстро хлопать себя ладонью по открытому рту, чтобы получалось индейское улюлюканье.

Tito Maric, good luck

0

7


https://media.giphy.com/media/11uz9wimWzbGdq/giphy.gif
Maisie Williams

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Dawn
Охотник, подразделение оперативно-розыскных мероприятий и разведки / Существо (на выбор игрока, лучше со способностями поиска)

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Это был долгий путь
Сирота, никогда не знала своих родителей, отчего выживать в этом чужеродном мире ей было еще труднее. Легенда пробудилась в раннем детстве, так что проблем девочка отхватила сполна - не раз попадалась на глаза полиции и даже побывала в психологическом диспансере. Не может похвастаться горой положительных воспоминаний, однако обладает завидным инстинктом выживания. Не раз была замечена охотниками, но всегда умело уходила от их преследований. Например, однажды прожила полгода в Календонском лесу полгода, так что обладает навыками выживания в дикой природе.
Она бы пожелала и дальше скрываться от властей и охотников, но однажды была поймана членом группировки Дал Риада. К счастью, она не была убита или покалечена на месте, её направили в научный отдел для изучения. Так как группировка нуждалась в дополнительных преимуществах над другими существами, а девушка просто желала остаться в живых, удалось заключить взаимовыгодную сделку, в условиях которой она должна помогать охотникам отслеживать  преступников (или невиновных) существ. Девушка в этом весьма преуспела, но чувство безопасности её так и не посетило.

Дальше - больше
Всерьез задумывается бежать от Дал Риады и от властей. Вопрос лишь в одном - куда? Можно примкнуть к мирному движению "Освобождение существ" или же помочь радикалам из "Нации Легенд".

0

8

http://funkyimg.com/i/2A8pu.png

http://funkyimg.com/i/2A8pv.png http://funkyimg.com/i/2A8pw.png
http://funkyimg.com/i/2A8px.png http://funkyimg.com/i/2A8py.png

http://funkyimg.com/i/2A8pz.png

Jack O’Connell, Josh Harnett, Tom Hardy, Сергей Шнуров (!!!), Jeremy Allen White или кто-нибудь еще гоповатый и уставший от жизни

► Имя Фамилия: русские. В забугорье зовешься Вульф. Имя это, фамилия или что-то нарицательное – никто так и не понял.
► Возраст: минимум полтора века.
►Трудоустройство: на усмотрение, но вряд ли что-то серьезное.

► Вид: легенда.
► Легенда: Злой и Страшный Серый Волк.

► Способности

Перевертыш-волчара. В душе и по призванию альфач, потому не исключена возможность коммуникации со стайными животными типа собак. Ловкий, смелый и умелый (когда трезв). В любом состоянии мастер прятаться под детскими кроватками и кусать за бочок. Эксперт в спорах с кошками, птицами, мелкими грызунами и соломенными домиками.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Awolnation – Thiskidsnotalright

- Волче русский, родом из низших сословий и к нелегкой жизни привык с детства. Другой жизни для себя не знает и не видит, даже когда есть все шансы подняться из грязи в обладателей собственной яхты и Майбаха. По складу ума гуманитарий хронический нищий с синдромом Робин Гуда: как только оказывается на руках с баблишком, так или иначе все раздает сирым и убогим. На худой конец, мороженку детям на улице купит. Несколько раз ночевал за решеткой из-за этой дурной привычки, чаще был бит сумками – обеспокоенные мамашки часто принимают его за педофила.
- Волче не дурак, о чем говорят его диплом советского физика-ядерщика и богатый житейский опыт, которым он с радостью делится с окружающими под градусом. Но в душе Волче живет добрый щенок двортерьера, и когда тот захватывает власть, с Волче случается какая-нибудь херня. К этому давно все привыкли, а каждый новый телефонный разговор правильно начинать с фразы «Ты в каком щас городе, чудище пьяное?».
- По призванию Волче непризнанный герой, а по жизни – гопник из Чертаново. На русском матерном разговаривает лучше, чем на просто русском, лучшим в мире алкогольным напитком считает Балтику Семерку, лучшим психотерапевтом – бухого другана, лучшей машиной – заниженную Приору. Глаз на жопу натянет за братанов и русский рэп, в поездках по забугорью очень тоскует по березкам, русской речи и Бонду с кнопкой.
- С Дедом Морозом Волче связывает в первую очередь стокгольмский синдром. В прошлом старика с бородой из ваты и волчонка связывала большая мутная история, в которую благоразумно внучку Мороза не посвятили. Чем старику обязан Волче, до сих пор держат в тайне обе стороны, но факт в том, что последнюю сотню лет Вульф обитает где-то неподалеку от Мороза и, как рассказывают хэйтеры и завистники, приносит ему утреннюю газету, тапочки и стакан воды. По последнему поручению Мороза одним глазком приглядывает за Снегурочкой, другим – открывает бутылки с пивом.
- С Жар-птицем Волк познакомился не нарочно, став жертвой чувства голода и хищных инстинктов. В студеную зимнюю пору куснув мимо пролетавшую птичку за пернатую жопу, он запустил целую серию роковых событий, из-за которых сейчас его волчья жизнь больше похожа на плохой русский сериал с элементами суицидальных мыслей.
- По нелепой случайности именно Волче оказался виновником рокового знакомства и Снегурки с Жар-птицем, что впоследствии обернулось такой лавиной проблем, что из-под нее до сих пор никак не выгребутся аж четыре человека, включая самого Волче. Снегура, как самая молодая жертва его опрометчивости, вообще решила, что теперь лохматый ей за свои косяки должен, с чем Волче категорически не согласен, но пока все не может толком дурную бабу переубедить. За последние пятьдесят годиков уже привычными для Вульфа стали визиты Пинк в его хату, желательно с утра и с нытьем о том, что он должен какому-то ее хэйтеру голову откусить. Смены замков, переезды, угрозы и слезы бессильны – Волче проверял трижды и до сих пор не понимает, как она его находит. Тем не менее, Мороз просил приглядывать – и Волче приглядывает.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Помимо меня тебя хочет видеть Жар-птиц, у него жизнь тоже сломалась после того твоего нападения. В целом, славянская братия на Вандерласте обширная, а Кощей даже организовывает корпоративы у себя на даче. Скучно не будет.
У Волче имеется вполне себе сформированная арка, но если твое сердечко царапают некоторые моменты, приходи и торгуйся, если хочется. Если хочется, не торгуйся, мы любим тебя таким, какой ты есть. Драма котируется, но без чувства юмора с нами не выжить, у нас почти-британская коммуналка, и я сейчас не в переносном смысле говорю.
* Линия с Дедом Морозом придумана под вдохновением от Среды и Леприкона в Американских богах.

пример поста

"Говорил мне папенька: не заводи принца, на ковер срать будет"[/i] - обреченно вздохнула Вероника, утыкаясь мохнатым лицом в стол и жалостливо подвывая себе под нос. На мониторе недалеко от нее скакал как сивка-бурка, буянил и лупил казенными найками не менее казенную дверь принц Эрик - главная головная боль всего замка Тринулевого королевства на ближайшие месяцев -дцать. Но давайте по порядку. Как мы дошли до жизни такой?
Как любая сильная и независимая совершеннолетняя принцесса, после восемнадцати Ника загорелась страстным желанием самореализоваться. Рукоделие, готовка, чтение романов - это все, конечно, прекрасно, но так уж вышло, что Ларина полюбила занятия пожестче да поопаснее. Увы, избы в Тринулевом царстве подозрительно перестали гореть, а кони предпочли бежать элегантной рысью, так что, заскучав, принцесса подалась в военное дело. И наконец-то все пошло как по маслу. Ну, почти...
Исторически так сложилось, что соседние королевства по умолчанию не хотели быть захваченными, но у вздорной бравой девы были другие планы. За четыре года сколотив себе собственный замок, уборную из золота, гараж на три кареты и подрастающего дракона, Вероника не ожидала беды в лице влюбленного мага-простолюдина. Посмеявшись над беднягой и прозвав того нищебродом, она поплатилась своей красотой и, в перспективе, жизнью: быть ей до 25 лет блондинистой Чубакой, если не найдется на свете принц, который расколдует ее Поцелуем Истинной Любви. Социальные сети и Зачарованный Гугл бренно молчали, потому Вероника стала решать проблему так, как умеет лучше всего - войной и порабощением. Навыков парламентера девице катастрофически не хватало, и потому на измене был уже четвертый принц. Этот, впрочем, вел себя необычно: вместо мамочки и чистых штаничек он требовал пожрать и стриптиз.
- Шлите к нему Петрушу, сил моих больше нет эту истеричку терпеть. - выдохнула Ника, отдавая поручение слугам по громкой связи. Руки были заняты - валерьянка сама себя не накапает.

Петруша, он же семейный психолог в замке, был нанят отцом Вероники года полтора назад для улаживания проблем с постоянно истерящими, обижающимися или рыдающими по углам напуганными принцами. Впрочем, его метод решения проблем под названием "Без 0,5 не разберешься" объяснял, почему принцесса до сих пор похожа на пекинеса-переростка. Умом Ника понимала, что психолог он никудышный и бесполезный, но чувство жалости не давало выставить мужичка прочь - куда он пойдет такой толстый, в монашеской рясе, да еще к тому же мертвый. Кроме того, оказалось, что он исполнял восхитительный йодль и мог на спор перепить всю стражу замка, потому Ларину веселил и вызывал у нее иррациональное чувство восхищения.
Толстый монах, ожидаемо, снова был с похмелья, а потому пришедшим слугам был не рад и минут десять пытался сделать вид, что совсем мертв. Когда его все-таки подняли с пола и добились внятных реакций, оповестив, что хочет от него хозяйка, тот лишь скорбно проныл что-то вроде "Ну почему я", но удар принял стоически и пообещал справиться со своими жизненными проблемами за десять минут. Уложился, увы, в тридцать.
- Так, давай сделаем это по-быстрому, - бесцеремонно влетая через полуметровую стену, устало молвил Петр. В одной руке его был зажат толстенный блокнот для записей, в другой - стеклянная поллитрушка "Балтики Семерки" - подарок хозяйки замка из ее родных краев. Устало почесав бок и вольготно развязав воротник своей жмущей рясы, он взгромоздился на стоящий напротив кушетки стул, а затем, смерив Эрика оценивающим взглядом, скептично вздохнул и сделал большой глоток прямо из горла. Уже спустя секунду пиво пролилось на мягкое сиденье стула, а Монах, осмотрев свои труды, обреченно чертыхнулся.
- Вот ты ж... смерть окаянная. Все время забываю. Ты это, угощайся. - не глядя на принца, Петр протянул в его сторону начатую бутылку.
- Приступим. Вопрос первый, - выдал Монах, для вида прокашлявшись и потерев переносицу, чтобы сократить количество бунтующих принцев на один квадратный метр в своих глазах с трех хотя бы до двух. - Какова причина вашего душевного неспокойствия и желания конфликта? Что вам не нравится на новом месте? И если не нравится все, не кажется ли вам, что это не от всех воняет дерьмом - это вы обосрались?
Да, никто и не утверждал, что Толстый монах был хорошим семейным психологом - диплом, купленный в свое время на AliExpress, никто так и не удосужился проверить. Кажется, нанимателей даже не смутило, что полноватый мертвый европеоид в документе записан как Пенгфей Джианджун Чаоксианг. Впрочем, взглянув один раз на это имя, Вероника небезосновательно решила, что даже трезвая такое не выговорит, а потому прозвала своего нового работника просто и ласково - Петенькой. Петенька, к слову, таким раскладом был доволен.

0


Вы здесь » WoD: Blood of the South » Кровавая Клятва » Wanderlust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC