Место действия: Атланта, штат Джорджия. Рейтинг: NC-21 Время в игре: 01 апреля - 30 июня 2017 года.
Человеческие чувства и желания для нас пустой звук, потому что мы – не-мертвые. Со временем мы забываем, что это такое, и превращаемся в чистые сосуды для хранения драгоценной крови. Она покидает наши тела быстрее, чем хотелось бы, и вместе с кровью, уходит и жизнь, уходит все человеческое. Добро пожаловать в Мир Тьмы. В мир, где не осталось почти ничего хорошего.
Вверх страницы

Вниз страницы

VtM: Blood of the South

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VtM: Blood of the South » Кровавая Клятва » Ad Infinitum


Ad Infinitum

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://i.imgur.com/3E6VLdN.png

0

2


http://i.imgur.com/OZM0JCz.png
ЭМОРИ ДЕЛЬГАДО В ПОИСКАХ ЛУЧШЕЙ ПОДРУГИhttp://i.imgur.com/OZM0JCz.png
https://i.imgur.com/KiLKqPe.gif https://i.imgur.com/q80kfyg.gif https://i.imgur.com/4Sbo69T.gif
[elizabeth henstridge]
[внешность и имя выкуплены]

__________   JESSICA SWANSON   __________
w e   c o u l d   l i v e,   w e   c o u l d   l i v e   l i k e   l e g e n d s
ДЖЕССИКА СВОНСОН
http://i.imgur.com/OZM0JCz.png

раса:
нефилим;

возраст:
26;

ориентация:
на выбор;

семейное положение:
не замужем;

сфера деятельности:
агент криминалистического отдела ГШСБ;

__________   and I will take you out   __________
w h e n   I   c l o s e   y o u   i n
http://i.imgur.com/OZM0JCz.png
Семейство Свонсон довольно уважаемо в кругах нефилимов, и все его члены некогда работали или на настоящий момент работают в отделе боевых групп Главного Штаба Службы Безопасности. Все.… Кроме Джессики. С ранних лет девушку притягивали не бесконечные тренировки и занятия спортом, а книги, которые были и остаются ее друзьями до сей поры. Родители не обращали особого внимания на пристрастие дочери к печатным изданиям и надеялись взрастить из нее славного воина, достойную преемницу своей фамилии, так что когда она изъявила желание поступать в Институт Службы Безопасности на факультет криминалистики, они были готовы рвать и метать. В ту пору отношения Джесс с отцом и матерью основательно испортились, и ей даже пришлось переехать в общежитие, чтобы не натыкаться на постоянные скандалы и претензии со стороны родителей.
Еще на первом курсе девушка поняла, что криминалистика - это ее. Со временем она стала лучшей не только на своем потоке, но и на факультете, а после окончила Институт с отличием. Но ее родителям этого было недостаточно – они и по сей день общаются со своей дочерью достаточно сухо и официально, сосредоточив внимание на подающем надежды младшем брате, мечтающем пойти по их стопам. Джессика же не отчаивается и свято верит в то, что однажды отец и мать оттают. Она ведь занимается своим любимым делом и делает в нем определенные успехи! Почему они просто не могут взять и принять это?
Свонсон – одна из лучших криминалистов в Штабе и благодаря своему мастерству, ходит в любимчиках у начальства. Она посвящает всю себя работе, постоянно пропадая на ней, и может по нескольку дней не приходить домой, будучи занятой какой-нибудь важной экспертизой или ползая на коленях по месту преступления, разыскивая следы, которые она могла упустить на первоначальном осмотре. Джессика живет работой и очень болезненно относится к собственным неудачам – может взять и разреветься в туалете только потому, что следы рук, изъятые ею, непригодны для идентификации оставившего их лица.
Джесс очень доброжелательная, милая и слегка неуклюжая в социальном плане личность. Она не умеет плохо относиться к людям, боится скандалов, никогда не сплетничает и обожает животных, имея при этом аллергию на их шерсть. Она неуклюже шутит, громко смеется даже над самыми несмешными анекдотами и готова помочь даже самому плохому человеку на земле. Немного наивна и совершенно не злобна. В то же время, Джессика очень сильная и волевая личность, на которую следовало бы равняться многим нефилимам, правда об этом мало кто знает, ведь все привыкли к тому, что «чудачка Свонсон» обыкновенная тыловая крыса.
Джессика одна из немногих, кто тепло относится к Эмори и не обращает внимания на злые пересуды, касающиеся ее семьи. Девушки начали общаться еще в институте, но настоящими подругами стали уже, непосредственно, во время работы в Штабе. Джессика очень переживает за Эмори, которая пребывает в постоянных расстройствах из-за отношения к ней начальству и больше всего на свете хочет помочь ей почувствовать себя значимой. Но что она может сделать? Только лишь поддерживать ее морально и не давать падать духом еще ниже. В свою очередь, Эмори является тем не вписывающимся в ее привычные жизненные рамки ураганом, что постоянно таскает ее с собой по барам, магазинам и кафетериям, заставляя отвлекаться от работы и погружаться в незнакомые объятия мира за пределами Штаба. Джесс очень дорожит Эмори и считает ее своей самой лучшей на свете подругой, не стесняясь говорить об этом всуе и нисколько не боясь того, что из-за этого к ней могут начать относиться хуже. Ей просто-напросто наплевать. Она считает Эмори самой умной и умелой во всем отделе расследований и смело выскажет это прямо в лоб любому, кто посмеет в этом усомниться.
Джессика хороший и верный товарищ, ради близких людей она пойдет на все.

http://i.imgur.com/OZM0JCz.png

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:● Для меня важны грамотность, активность и заинтересованность в персонаже.
● Я не стала расписывать полную биографию и давать весь расклад характера Джесс, ибо не вижу в этом смысла. Я указала только некоторые основные моменты, а вот все остальное с вас.
● Внешность неменябельна, ибо Элизабет красавица и я ее пламенно обожаю.
● Очень жду эту кису и надеюсь на скорый приход :з ушла шаманить с бубном

МОЙ ПОСТ

За годы, проведенные на вторых ролях в отделе расследований главного штаба Службы безопасности, я успела привыкнуть к внештатной должности «девушки на побегушках», которой достается самая грязная работа и никогда не доверяются важные дела, даже несмотря на мой острый ум, умение подмечать не состыковки, и выстраивать логичные версии. Я привыкла к тому, что коллеги не воспринимали меня всерьез и со смехом отметали все предложения помочь им разобраться в очередном хитросплетении преступных махинаций и нелегальной деятельности сверхъестественных банд. Привыкла к тому, что по утрам мне необходимо бегать за горячим кофе для всех сотрудников отдела и проводить часы своего рабочего времени около ксерокса, выпуская копии чужих материалов проверок и подгоняться при этом в спину криками «давай быстрее» и «ну, сколько уже можно».
Но то, что случилось сегодня, уже не лезло ни в какие ворота и вызвало у меня не только спонтанную вспышку гнева, но и желание кинуть на стол главы штаба СБ заявление об увольнении.
Сразу же после совещания начальник отдела расследований вызвал меня в свой кабинет, и я почему-то предположила, что мне, наконец, дадут какое-нибудь стоящее дело, дабы я могла уже, наконец, показать себя во всей красе и добиться хотя бы толики уважения. И его слова о том, что завтра мне нужно будет прийти на работу пораньше, дабы помочь уборщице провести генеральную уборку всех помещений этажа, лишили меня дара речи. Я просто стояла, смотрела на мужчину и чувствовала, как челюсть под воздействием гравитации стремится встретиться с полом. Поначалу я решила, что это просто какая-то неудачная шутка, ибо просто отказывалась верить в то, что он действительно решил «добить» меня подобным указанием, так что даже нашла в себе силы улыбнуться уголком рта.
- Вы ведь это не всерьёз, правда? – нервно спрашиваю я, глупо хихикнув.
- А что, Дельгадо, похоже на то, что я шучу? – изогнув кустистую бровь в искреннем удивлении, начальник помахал мне рукой, давая понять, что я свободна и я, потрясенно молча и, все еще не веря в произошедшее, списывая все на плохой слух или неудачную шутку юмора, смутилась и покинула кабинет.
- О, Эмори, а я тебя по всему этажу ищу, - вдруг возникла передо мной светловолосая Фредерика, прижимающая к груди стопку каких-то бумаг, тотчас же сунувшая всю эту кипу в мои руки, - Мне нужно выйти на арест через полтора часа, а наш ксерокс сломался. Будь добра, реши проблему, я ничего не успеваю! – протараторив это, девушка, даже не дождавшись моего ответа, стартанула с места и умчалась в сторону своего кабинета, оставляя меня стоять посреди коридора в полной растерянности, судорожно сжимая в руках криво сложенную кучу бумаг, то и дело норовивших оттуда выпасть.
Двинувшись вперед, словно на автомате, я добралась до лифта и нажала на кнопку вызова, потерянно смотря в одну точку перед собой. Голова совершенно не работала, в воспаленном мозгу не проносилось ни единой мысли, эмоции притупились, а действия были механическими, совершаемыми благодаря мышечной памяти. Вот я вхожу в призывно распахнутые двери лифта, вот нажимаю на кнопку пятого этажа и тупо гляжу на закрывающиеся дверцы, вот понимаю, что механизм начинает работать и поднимает меня наверх, в отдел криминалистов, где расположено сразу несколько копировальных машин, нужных мне для того, чтобы сделать ксерокс бумаг Фредерики. Лифт негромко пикает, двери открываются, и моим глазам предстает широкий коридор, по которому из стороны в сторону носятся ребята в рабочих халатах, сжимающие в руках кисточки, скальпели и фотоаппараты, и выкрикивающие друг другу какие-то непонятные термины, смахивающие для обычного обывателя на сущую тарабарщину. В отличие от нашего отдела расследований, где всегда царит атмосфера спокойствия, подчеркнутой вежливости и строгого следования протоколу, работники этого отдела постоянно бегают, шумят, спорят, что-то взрывают в своих лабораториях и громко смеются.
Их хаотичные метания будто бы выводят меня из состояния транса, так что, выйдя из лифта, я вздрагиваю всем телом и начинаю часто моргать, переводя взгляд вниз и смотря на бумаги в руках с таким удивлением, будто бы впервые их вижу. Чувствую тычок в плечо, поднимаю голову и смотрю на улыбающуюся мне Джессику Свонсон – работницу этого отдела и, по совместительству, мою хорошую подругу, которая держит в одной руке бутерброд, а в другой пробирку с каким-то веществом.
- Хэй, земля вызывает Эмори! – девушка машет рукой со снедью перед моими глазами, - Ты что, спишь на ходу? А вот я всегда говорю тебе, ложись спать до полуночи, но ты же у нас самая умная и все знаешь, зачем слушать Джессику, Джессика же никогда ничего дельного не говорит, - передразнила меня нефилимка и цокнула языком, - Ого, тебя снова нагрузили? Можешь воспользоваться аппаратом около нашей лаборатории, нам его как раз сегодня заправили и принесли упаковку листов бумаги. Эмори, да что с тобой?
- Все… все нормально.
НЕТ! Ничего не нормально. Какого вообще хрена? Я не секретарь и не уборщица, я полноценный, мать его, агент отдела и не обязана мыть полы, протирать столы и прозябать у копировальной машины по указаниям своих коллег. Нет. Все. С меня хватит.
- Мне нужно идти, - произношу вслух, разворачиваюсь и нажимаю на кнопку лифта, не обращая внимания на недоуменные вопросы Джессики, а после запрыгиваю в кабинку и стучу по кнопке третьего этажа, - Я тебе вечером наберу, - обещаю подруге и начинаю спускаться вниз.
Оказавшись в коридоре, я, стуча подошвой тяжелых ботинок по полу, направляюсь к кабинету Фредерики и, войдя в него без стука, с размаху швыряю кипу бумаг на стол, не обращая внимания на стоящий так картонный стакан с кофе. Напиток моментально разливается по деревянной поверхности.
- Дельгадо, ты что творишь? Совсем с ума сошла? – девушка вскакивает с места и принимается спасать документы от атаки арабики, а я даже не утруждаюсь ответом и вихрем вырываюсь из ее кабинета, громко хлопая дверью об косяк. Забежав в свой закуток, хватаю со спинки стула куртку и, натягивая ее на ходу, быстрым шагом двигаясь к лестнице и моля лишь об одном – оказаться как можно дальше отсюда и как можно скорее.
Меня охватывает самая настоящая ярость, кровь бурлит в жилах, а ущемленное чувство собственного достоинства буквально кричит о том, что это уже слишком. Оказавшись на первом этаже, я выбегаю во входные двери штаба и оказываясь на улице и подставляя лицо холодному ветру. Злоба накатывает волнами, перемежаясь с чувством жестокой обиды, заставляющей глаза увлажниться, и я начинаю часто моргать, дабы по-детски не расплакаться прямо здесь. Мне требуется пару минут для того, чтобы взять себя в руки, и, потерев глаза сжатыми кулаками, я поднимаю подбородок вверх, после чего твердым шагом двигаюсь прочь от здания штаба, еще даже не решив, куда я, собственно, иду.
Ноги сами приносят меня домой к той, кому всегда можно излить душу, не боясь при этом обнажить самые слабые места и получить поддержку, а не снисходительные насмешки.  Я стучу костяшками пальцев по деревянной поверхности двери и прячу руки в карманы, надеясь на то, что Вивьен сейчас дома.
Мне просто жизненно необходимо выговориться и получить совет.
Вивьен всегда знает, что делать. Вивьен умная. Вивьен мне поможет.
Пожалуйста, просто открой эту чертову дверь.

0

3


http://i.imgur.com/OZM0JCz.png
ЭМОРИ И ВИВЬЕН В ПОИСКАХ РЫЖЕЙ ЗАНОЗЫ
http://i.imgur.com/OZM0JCz.png
https://i.imgur.com/D4U43BA.gif https://i.imgur.com/aMO9Ghr.gif https://i.imgur.com/WTzWZ8x.gif
[Katherine McNamara]
[внешность выкуплена]

__________   CHARLOTTE BURNS   __________
w e   c o u l d   l i v e,   w e   c o u l d   l i v e   l i k e   l e g e n d s
ШАРЛОТТА БЁРНС
http://i.imgur.com/OZM0JCz.png

раса:
фэйри благого двора [огненная сидхе];

возраст:
147 лет;

ориентация:
бисексуальна;

семейное положение:
влюблена;

сфера деятельности:
агент отдела спец. расследований ОБР;

__________   and I will take you out   __________
w h e n   I   c l o s e   y o u   i n
http://i.imgur.com/OZM0JCz.png
Если у любого из агентов Главного Штаба Службы Безопасности спросить, кто такая Шарлотта Бёрнс, то словосочетания «мелкая пигалица», «заноза в жопе» и «никогда не произносите при мне это имя» будут самыми лестными из тех, что можно услышать. Постоянное противоборство между Службой Безопасности и Отдельным бюро – далеко не миф и Бёрнс занимает в нем одну из лидирующих позиций, виртуозно вставляя палки в колеса нефилимам и за несколько дней раскрывая дела, в которых они копаются месяцами напролет. Шарлотта обладает острым умом, способна мыслить вне установленных шаблонов, ставить себя на место преступника и всегда прислушивается к голосу интуиции. Она одна из лучших работниц отдела специальных расследований и занимается только самыми сложными и запутанными преступлениями, частенько выезжая в соседние города и провинции, дабы оказать услуги консультанта иным Бюро. В то же время, эта девушка не относится к числу тех, кто посвящает все свое время работе и пропадает на ней днями и ночами, полностью отрешившись от земных удовольствий и утех сладострастия. По вечерам она посещает клубы, бары, пабы и прочие увеселительные заведения, где танцует до упада, пьет в три горла и совершает безумства вместе со своими друзьями. Девушка умеет разделять работу и личную жизнь, а потому никогда не испытывает с этим проблем – мухи и котлеты у нее всегда лежат отдельно.
Она напористая, уверенная в себе, достаточно наглая и профессионал в своем деле. Помимо этого, Шарлотта добрая, мягкосердечная, харизматичная, обаятельная, авантюрная и верная. Правда вторую ее сторону знают далеко не все, а лишь самые-самые близкие – компания друзей, с которыми Бёрнс водится на протяжении уже так долго, что и сама не помнит. Рыжеволосая нимфа состоит в дружеских отношениях с королем Благого Двора и часто посещает его ресторан, где он устраивает званые вечера для своих подданных и делает вклады в благотворительный фонд. Имя Шарлотты Бёрнс на устах у всего дивного народца и маленькие сидхе смотрят на нее, завороженно открывая рты, и говоря своим родителям, что станут такими же, как она, когда вырастут.
Эмори, как и многие агенты [например, ее сестра Вивьен Дельгадо], не любит Шарлотту. По ее мнению, она слишком напыщенная и самоуверенная, так что ей больше всего на свете хотелось бы стереть с ее лица эту коронную ехидную улыбочку, коей она одаривает нефилимов, из раза в раз обходя их на финише и раскрывая очередное дело. Дельгадо знает, что она вполне могла бы посоревноваться с ней и, возможно, даже утереть этот вечно вздернутый острый носик, да только вот начальство не доверяет ей расследования дел [из-за плохой репутации приемной семьи]. Сестры Дельгадо достаточно плохо отзываются о Шарлотте в своих личных разговорах, а при встрече провожают ее надменными взглядами, полными презрения и синхронно цокая языками, говоря что-то вроде «Опять эта рыжая выскочка!». Но только вот не все члены этого семейства нефилимов столь негативно относятся к огненной сидхе.
Роберта Дельгадо приходится младшей сестрой для Эмори и Вивьен, а по совместительству является той, кто с недавних пор заставляет сердце Шарлотты биться намного чаще.
Около месяца назад Бёрнс возвращалась домой после позднего ужина в какой-то забегаловке и наткнулась на незнакомую девушку в порванном платье, с растрепанными волосами, потекшим макияжем и заплаканным лицом, которая ковыляла босиком в неизвестном направлении и едва не была сбита на глазах фэйри автомобилем [благо, что водитель сумел вывернуть руль и избежать столкновения]. Лотти не смогла не помочь девушке, явно попавшей в трудную жизненную ситуацию и после нескольких попыток разговорить ее, наткнулась лишь на судорожные рыдания, так что отвела ее к себе в квартиру. После теплого душа и горячего чая, незнакомка, давясь слезами, вывалила на фэйри историю, заставившую волосы на ее голове встать дыбом – историю своего изнасилования. Несколько ее друзей, изрядно набравшись во время вечеринки, закрылись с ней в комнате на втором этаже дома братства и, не обращая внимания на рьяные протесты, вчетвером надругались над ней, а после выставили из дома и пригрозили расправой в случае, если она кому-то расскажет. Бёрнс первым же делом хотела сообщить о произошедшем в Бюро или в Службу Безопасности, но девушка ее остановила и заставила поклясться в том, что она этого не сделает. Утром фэйри, проведшая всю ночь около кровати, на которой сладко спала новая знакомая, узнала, что ее зовут Роберта Дельгадо, и она является младшей сестрой Эмори и Вивьен, с которыми Шарлотте приходилось встречаться по долгу службы.
Через два дня четверка насильников по случайному стечению обстоятельств съехала с моста в реку и погибла. Фэйри Благого Двора не бесхребетные сгустки добра и могут быть смертельно опасными. Те ублюдки об этом узнали. Прямо перед тем, как наяды, по просьбе Лотти, утащили их трупы на самое дно водоема.
О том, что она окончательно и бесповоротно пропала, сидхе поняла через неделю после описываемых событий, когда Роберта Дельгадо пришла к ней поздним вечером и осталась там до самого утра. Они проговорили всю ночь и с каждой проведенной рядом с нефилимкой минутой Шарлотта все больше и больше влюблялась в эту очаровательную, но сломанную девушку, которая будто бы увидела в Бёрнс свой якорь, что помогал ей удерживаться наплаву. Они не говорят об этом вслух и никогда не переходят границы рубежа «подруги», хотя любовь витает и струится по воздуху, стоит им оказаться рядом друг с другом. Роберте нужно время для того, чтобы понять, кто она теперь и разобраться со своими проблемами, так что девушка днями напролет убивает себя в тренажерном зале, надеясь стать сильнее.
А Шарлотта… Шарлотта готова ждать ее столько, сколько потребуется. 
Фэйри Благого Двора умеют любить.

http://i.imgur.com/OZM0JCz.png

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:● Нам очень важные грамотность, активность и заинтересованность в персонаже.
● Пожалуйста, не берите Шарлотту только ради внешности.
● Ее чувства к Роберте не оговариваются. Если вы фанат Клэйса и хотите приписать разлучника Шервуда, то не портьте наши нервы и лучше сразу откажитесь от идеи взять этого персонажа.
● Не хотим видеть посты от второго лица.
● Обещаем любить, кормить и никому не отдавать :з
● Роберты на проекте пока нет, но чуть ниже на нее будет заявочка.

МОЙ ПОСТ

За годы, проведенные на вторых ролях в отделе расследований главного штаба Службы безопасности, я успела привыкнуть к внештатной должности «девушки на побегушках», которой достается самая грязная работа и никогда не доверяются важные дела, даже несмотря на мой острый ум, умение подмечать не состыковки, и выстраивать логичные версии. Я привыкла к тому, что коллеги не воспринимали меня всерьез и со смехом отметали все предложения помочь им разобраться в очередном хитросплетении преступных махинаций и нелегальной деятельности сверхъестественных банд. Привыкла к тому, что по утрам мне необходимо бегать за горячим кофе для всех сотрудников отдела и проводить часы своего рабочего времени около ксерокса, выпуская копии чужих материалов проверок и подгоняться при этом в спину криками «давай быстрее» и «ну, сколько уже можно».
Но то, что случилось сегодня, уже не лезло ни в какие ворота и вызвало у меня не только спонтанную вспышку гнева, но и желание кинуть на стол главы штаба СБ заявление об увольнении.
Сразу же после совещания начальник отдела расследований вызвал меня в свой кабинет, и я почему-то предположила, что мне, наконец, дадут какое-нибудь стоящее дело, дабы я могла уже, наконец, показать себя во всей красе и добиться хотя бы толики уважения. И его слова о том, что завтра мне нужно будет прийти на работу пораньше, дабы помочь уборщице провести генеральную уборку всех помещений этажа, лишили меня дара речи. Я просто стояла, смотрела на мужчину и чувствовала, как челюсть под воздействием гравитации стремится встретиться с полом. Поначалу я решила, что это просто какая-то неудачная шутка, ибо просто отказывалась верить в то, что он действительно решил «добить» меня подобным указанием, так что даже нашла в себе силы улыбнуться уголком рта.
- Вы ведь это не всерьёз, правда? – нервно спрашиваю я, глупо хихикнув.
- А что, Дельгадо, похоже на то, что я шучу? – изогнув кустистую бровь в искреннем удивлении, начальник помахал мне рукой, давая понять, что я свободна и я, потрясенно молча и, все еще не веря в произошедшее, списывая все на плохой слух или неудачную шутку юмора, смутилась и покинула кабинет.
- О, Эмори, а я тебя по всему этажу ищу, - вдруг возникла передо мной светловолосая Фредерика, прижимающая к груди стопку каких-то бумаг, тотчас же сунувшая всю эту кипу в мои руки, - Мне нужно выйти на арест через полтора часа, а наш ксерокс сломался. Будь добра, реши проблему, я ничего не успеваю! – протараторив это, девушка, даже не дождавшись моего ответа, стартанула с места и умчалась в сторону своего кабинета, оставляя меня стоять посреди коридора в полной растерянности, судорожно сжимая в руках криво сложенную кучу бумаг, то и дело норовивших оттуда выпасть.
Двинувшись вперед, словно на автомате, я добралась до лифта и нажала на кнопку вызова, потерянно смотря в одну точку перед собой. Голова совершенно не работала, в воспаленном мозгу не проносилось ни единой мысли, эмоции притупились, а действия были механическими, совершаемыми благодаря мышечной памяти. Вот я вхожу в призывно распахнутые двери лифта, вот нажимаю на кнопку пятого этажа и тупо гляжу на закрывающиеся дверцы, вот понимаю, что механизм начинает работать и поднимает меня наверх, в отдел криминалистов, где расположено сразу несколько копировальных машин, нужных мне для того, чтобы сделать ксерокс бумаг Фредерики. Лифт негромко пикает, двери открываются, и моим глазам предстает широкий коридор, по которому из стороны в сторону носятся ребята в рабочих халатах, сжимающие в руках кисточки, скальпели и фотоаппараты, и выкрикивающие друг другу какие-то непонятные термины, смахивающие для обычного обывателя на сущую тарабарщину. В отличие от нашего отдела расследований, где всегда царит атмосфера спокойствия, подчеркнутой вежливости и строгого следования протоколу, работники этого отдела постоянно бегают, шумят, спорят, что-то взрывают в своих лабораториях и громко смеются.
Их хаотичные метания будто бы выводят меня из состояния транса, так что, выйдя из лифта, я вздрагиваю всем телом и начинаю часто моргать, переводя взгляд вниз и смотря на бумаги в руках с таким удивлением, будто бы впервые их вижу. Чувствую тычок в плечо, поднимаю голову и смотрю на улыбающуюся мне Джессику Свонсон – работницу этого отдела и, по совместительству, мою хорошую подругу, которая держит в одной руке бутерброд, а в другой пробирку с каким-то веществом.
- Хэй, земля вызывает Эмори! – девушка машет рукой со снедью перед моими глазами, - Ты что, спишь на ходу? А вот я всегда говорю тебе, ложись спать до полуночи, но ты же у нас самая умная и все знаешь, зачем слушать Джессику, Джессика же никогда ничего дельного не говорит, - передразнила меня нефилимка и цокнула языком, - Ого, тебя снова нагрузили? Можешь воспользоваться аппаратом около нашей лаборатории, нам его как раз сегодня заправили и принесли упаковку листов бумаги. Эмори, да что с тобой?
- Все… все нормально.
НЕТ! Ничего не нормально. Какого вообще хрена? Я не секретарь и не уборщица, я полноценный, мать его, агент отдела и не обязана мыть полы, протирать столы и прозябать у копировальной машины по указаниям своих коллег. Нет. Все. С меня хватит.
- Мне нужно идти, - произношу вслух, разворачиваюсь и нажимаю на кнопку лифта, не обращая внимания на недоуменные вопросы Джессики, а после запрыгиваю в кабинку и стучу по кнопке третьего этажа, - Я тебе вечером наберу, - обещаю подруге и начинаю спускаться вниз.
Оказавшись в коридоре, я, стуча подошвой тяжелых ботинок по полу, направляюсь к кабинету Фредерики и, войдя в него без стука, с размаху швыряю кипу бумаг на стол, не обращая внимания на стоящий так картонный стакан с кофе. Напиток моментально разливается по деревянной поверхности.
- Дельгадо, ты что творишь? Совсем с ума сошла? – девушка вскакивает с места и принимается спасать документы от атаки арабики, а я даже не утруждаюсь ответом и вихрем вырываюсь из ее кабинета, громко хлопая дверью об косяк. Забежав в свой закуток, хватаю со спинки стула куртку и, натягивая ее на ходу, быстрым шагом двигаясь к лестнице и моля лишь об одном – оказаться как можно дальше отсюда и как можно скорее.
Меня охватывает самая настоящая ярость, кровь бурлит в жилах, а ущемленное чувство собственного достоинства буквально кричит о том, что это уже слишком. Оказавшись на первом этаже, я выбегаю во входные двери штаба и оказываясь на улице и подставляя лицо холодному ветру. Злоба накатывает волнами, перемежаясь с чувством жестокой обиды, заставляющей глаза увлажниться, и я начинаю часто моргать, дабы по-детски не расплакаться прямо здесь. Мне требуется пару минут для того, чтобы взять себя в руки, и, потерев глаза сжатыми кулаками, я поднимаю подбородок вверх, после чего твердым шагом двигаюсь прочь от здания штаба, еще даже не решив, куда я, собственно, иду.
Ноги сами приносят меня домой к той, кому всегда можно излить душу, не боясь при этом обнажить самые слабые места и получить поддержку, а не снисходительные насмешки.  Я стучу костяшками пальцев по деревянной поверхности двери и прячу руки в карманы, надеясь на то, что Вивьен сейчас дома.
Мне просто жизненно необходимо выговориться и получить совет.
Вивьен всегда знает, что делать. Вивьен умная. Вивьен мне поможет.
Пожалуйста, просто открой эту чертову дверь.

0


Вы здесь » VtM: Blood of the South » Кровавая Клятва » Ad Infinitum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC