de mortius aut bene aut nihil, de mortius nil nisi bonum

Рим - это бьющееся сердце, испепеляемое страстями. Жив ты или мертв, но ты узнаешь эту страсть, почувствуешь, днем или ночью - ты ощутишь эту страсть в своем сердце, каким бы оно не было.
Ты входишь в Рим, Великий Город, Столицу Мира, Исток Цивилизации, ты выходишь туда, где ты можешь жить безбедно, где ты можешь много достичь или же потерять все и превратиться в раба, в мусор под ногами.
Нерон правит Римом, правит в своем безумии, правит в своей безмерной страсти, заражая ей окружающих. Им недовольны, его желают свергнуть, но самое страшное еще впереди. Впрочем, вот и ночь опустилась на Вечный Город и кто усомниться в том, что в это время суток стоит убраться с улиц и даже перестать дышать, ведь ночные хищники не знают жалости. Они живут среди смертных и не скрываются, ведь еще нет Камарильи, нет Маскарада. При этом, они не провоцируют плебеев, и тем более тех, кто стоит выше них, ведь известны случае, когда столь могущественные мертвые господа находились пеплом у креста, наскоро сколоченного и поставленного на один из холмов.
Но бессмертные правят этим городом. Вечный Сенат заседает и раздает указы, манипулирует сенатом смертных и пытается влиять на Нерона. Удастся ли этом или нет? Пока что им удавалось, из века в век.
Но у бессмертных Рима есть много проблем. Смогут ли они справится с ними прежде, чем Рим будет разрушен и предан огню?

За пределами Рима

• Далеко на севере, из далеких земель тевтонских племен, на юг, в сторону Рима, движется великий воин клана гангрел, великий Одноглазый, Мудрый Один, окруженной свитой из прекрасных и крылатых дев-воительниц. К нему примыкают как гангрелы, так и смертные из других германских племен. Как скоро он будет у северных границ Римской Империи и что он будет делать, кроме как пытаться разрушить Вечный Город и придать его бессмертных жителей огню? Ведь его разведчики уже находятся в лесах на пути к Риму.

• На западе, в землях Британии, еще не полностью захваченной, участились нападения на легионы Рима, а так же поселения, малые и большие. До Рима доносятся рассказы о чудовищных и огромных волках, воронах и прочих тварях. Будто бы сама природа объединилась против Рима и это, конечно же, помогает сплотить местных варваров против тирании Империи. Боудика не забыта, пусть они и погибла шесть лет назад, но о ее смелости помнят и восхваляют.

• На юге, в Северной Африке, не утихают слухи о группе бруджа, объединившихся в единый культ, восхваляющий павший Карфаген. По слухам, лидером культа является тот самый Каннибал Барка, теперь уже бессмертный. Поклоняющиеся ему люди и вампиры считают его святым, но слухи остаются слухами и мало кто в Риме относится к ним серьезно. Тем не менее, культисты уже обнаружили себя в Помпеях, а значит, до Рима им осталось не так уж и далеко.

• На востоке, в землях Парфии, собираются с силами таинственные ассамиты. Они стращают смертных, дабы те решились пойти войной на Рим. Они поддерживают восстание во всех восточных областях Империи и посылают своих агентов в Рим. Многие ассамиты уже забыли о Карфагене, ведь пусть и бруджа преследовали высокую цель, но связь с демонами отвратила ассамитов от связи с теми, кто все еще мечтает о прошлом. Они желают занять свое место в Риме, а как они это сделают - не так уж и важно.

Но и в самом Риме не все спокойно. Интриги между кланом Вентру и Ласомбра достигли своего предела, и если бы представитель ласомбра не заседал в Вечном Сенате, то кто знает, как бы все обернулось для клана Сторожей? В последнее время они были замечены за тем, что поддерживали гонимых и порицаемых христиан. Малкавианы же, так же недовольны безоговорочной властью Вентру и строят свои тайные интриги, все плотнее сближаясь с кланом Носферату, снующим под Римом.
Тореадоры, как и их сенатор, во всем поддерживают Вентру, при этом откровенно ощущают нужду связи с прекрасными и такими таинственными Малкавианами. В общем и целом, клан находится на перепутье. А вот Каппадокийцы хорошо ощущают себя как в совете, так и в городе. Пусть их количество не велико, но их могущество, так и объемы знаний, неоспоримы.
Внутри клана Вентру зреет восстание, переворот, целью которого является свержение и уничтожение Камиллы. В тайне от клана, этим переворотом руководит Брут, пусть и после гибели Цезаря в его не-жизни многое поменялось. Он даже и не подозревает, что Вечный Легион, в который входят многие бессмертные и их гули, вряд ли пойдет против Вечного Императора.
По слухам в городе появились Повелители Сета, но вряд ли они сравнятся с могуществом Вентру города, пусть и пытаются это сделать, совращая смертных от лица своего Темного Бога.
К удивлению римских бессмертных в город пожаловало несколько представителей клана Цимисхи, искусно маскирующихся под торговцев из Дакии. Их мотивы неизвестно, но они умудрились найти общий язык с тореадорами города, предлагая им довольно специфическую красоту для обозрения и владения.
Салюбри Рима не претендуют на власть и влияние в политической сфере ночной не-жизни, и все же, даже среди столь спокойных и удаленных от политики вампиров нашлись те, кто возжелал покончить с бесчестным, уродующим образ и память Рима, правлением Камиллы. Оргии и кровавые пиршества даже среди бессмертных не редкость в Риме, и это беспокоит Салюбри, идущих Дорогой Небес.
Ассамиты, Гангрелы и Равносы редки в Риме, а если они тут и есть, то их влияние трудно назвать значимым.