de mortius aut bene aut nihil, de mortius nil nisi bonum

Рим - это бьющееся сердце, испепеляемое страстями. Жив ты или мертв, но ты узнаешь эту страсть, почувствуешь, днем или ночью - ты ощутишь ее в своем сердце. Бьется оно или нет.
Ты входишь в Рим, Великий Город, Столицу Мира, Исток Цивилизации. Ты делаешь шаг навстречу своему будущему, но не ты выбираешь то, каким оно будет. Ты можешь возвыситься и приблизиться к тем, кто решает судьбы несчастного большинства... Но ты можешь и пасть, став наравне с теми, кого презирал. Не ты выбираешь, поскольку этого город, поскольку Рим живет своей Жизнью и в ней ты лишь мимолетом. Рим прожует тебя и выплюнет или осушит до дна. Ты станешь ненужным, чего бы не добился или как бы низко не пал. У тебя не будет второго шанса, поскольку Рим не дает его. У тебя будет лишь одна попытка. Что-то изменить? Себя? Город? Людей? Что-то получить? Власть? Деньги? Положение? А может быть ты потеряешь все, что уже имел, по дороге к Славе?
Не ты выбираешь. Рим выберет за тебя!

https://i.imgur.com/cQ3z0d8.png

Нерон правит Римом, правит в своем безумии, правит в своей безмерной страсти, заражая ей окружающих. Им недовольны, его желают свергнуть, но самое страшное лишь впереди.
Когда Ночь опускается на город, люди продолжают свою жизнь, особенно те, кто приближен к светочу власти, к Нерону. Патриции празднуют, веселятся; придаются оргиям и испытывают на прочность свои грехи. Плебеи, как верующие в старых богов, так и в одного, нового Бога, ютятся в бедности и нищете, с завистью и гневом смотря на правящий класс. А там, в Ночи, их поджидает старая напасть... Там, в Ночи, ходят Они. Бессмертные твари, пьющие кровь живых. О них есть множество мифов, но их существовании знаю многие живые граждане Рима. Они боятся их, стараются не выходить ночью на улицу без сопровождения и острой нужды.
Ведь Они скрываются среди смертных, они существуют рядом с людьми, как их верные слуги, что есть среди людей и зверей. Они живут иначе, чем их потомки: нет Маскарада, нет Традиций, нет Камарильи, нет Миланского Кодекса, нет Шабаша, нет Анархов... Это другое время и другие бессмертные. Они знают вкус власти, но так же они понимают, к чему может привести власть. Патрициев можно запугать или подчинить своей власти, но вот плебеев слишком много, они слишком импульсивный, а порой, им просто нечего терять. Бессмертные не провоцируют плебеев без нужды, не разгуливают по улицам Рима безобразные потомки Абсимильярда и слишком звероподобные дети Эннои.
Они правят Римом. Вечный Сенат следит за выполнением своих указаний, Вечный Сенат следит за бессмертными, Вечный Сенат следит за смертными. А Вечный Император следит за Вечным Сенатом, а еще... за Нероном. Но что будет тогда, когда власть Тита Вентурия Камиллы пошатнется? Что случится с Римом тогда?
И что будешь делать ты тогда? Что ты будешь делать, когда Рим будет гореть? Что с тобой будет, когда твой клан будет подвергнут гонениям? Кого ты поддержишь и хватит ли у у тебя сил, чтобы поддержать кого-либо, а не стать игрушкой в руках великих?

https://i.imgur.com/wtN2xvu.png

quae fuerant vitia, mores sunt

Традиции Рима - неформальные политические объединения, преследующие одну единственную цель: захват власти в Риме. Что бы кто не говорил, но истина близка к поверхности, ведь ради чего, если не власти, будут объединятся друг с другом, порой, такие разные каиниты? Сколько бы масок они не надели, но им будет трудно скрыть свои истинные мотивы перед остальными. Многие Низкие кланы не верят ни одной из Традиций, другие - следуют за ними, так как не видят иного выхода. Единицы каинитов Высоких кланов понимают истинную суть существования Традиций, а некоторые - помнят историю возникновения каждой из Традиций.
Быть частью Традиции не обязательно, но на пути к славе и могуществу, рано или поздно, каинит получает приглашение присоединится к одной из трех Традиций. Отказ является оскорблением, а значит, каждая из Традиций сделает все, чтобы переломить хребет тому наглецу, который решил, будто бы он справится со всем сам.
И без Традиций в Риме полно интриг, но противостояние этих объединений лишь усугубляет ситуацию. А там, где плетутся интриги каинитов - погибают люди и кровь льется рекой...


https://i.imgur.com/oIwbA3A.pngВ Традиции ЮлиевСогласно легенде, знатный род патрициев Юлиев произошел от прекрасной Венеры, богини красоты, плотской любви и желаний. Известнейший из Юлиев - Гай Юлий Цезарь, но он и последний. Цезарь не оставил после себя потомства, но успел усыновить Октавиана, а уже после Октивиана род Юлиев продолжил существовать как род Юлиев-Клавдиев. Нерон - крови Юлиев-Клавдиев.
Бессмертные Рима издревле почитали род Юлиев и жили их Традицией, восходя к славе через любые препятствия. Первая этой Традиции была Венера из клана Тореадор, приглядывающая за родом Юлиев, а так же Римом. После того, как Римом стали править Вентру, Венера пропала. Тем не менее, Традиция Юлиев прочно укоренилась среди бессмертных из Высоких кланов
В ночи Камиллы, Традиция Юлиев - опора власти Вечного Императора и Вечного Сената. Этой Традиции придерживается большинство Вентру и Тореадоров Рима, а так же некоторые Малкавиане и Каппадокийцы. Многие Ласомбра, помня о том, как Гай Юлий Цезарь поступил с пиратами, редко придерживаются этой Традиции, а многие - искренне ненавидят Юлиев.
Следовать этой традиции будучи выходцем из Низких кланов невозможно. Главой Традиции на данный момент является Вечный Император Камилла.
Политический курс Традиции подводит вампиров ей следующих к укреплению власти Камиллы и борьбе с врагами Ночного Рима как внутри, так снаружи. Многочисленные интриги есть и внутри самой Традиции, так например Вентру и Тореадоры постоянно соревнуются за главенство. Многие Тореадоры, втайне от Вентру, при помощи своего Сенатора, пытаются найти доказательство того, что Венера была убита Сиром Камиллы. Они считают, что доказательство поможет им вернуть власть над Традицией и усмирить амбиции Камиллы, а так же ограничить его во власти. Уничтожение Камиллы - не выход, ведь большинство следующих этой Традиции, несмотря на распри и интриги, уважают Камиллу как достойного, пусть и зарвавшегося, правителя.
Вентру Традиции уже давно желают выжить Ласомбра из Рима, помня о связях последних с пиратами и том оскорблении, что нанесли морские волки величайшему из Юлиев - Гаю Юлию Цезарю. Каппадокийцы Традиции стараются удерживать ее от внутренних интриг, грызни и самоуничтожения, чтя законы Рима и право Камиллы на власть. Немногочисленные Малкавианы так же чтят Камиллу и его право на власть, но они куда ближе к Тореадорам, с которыми имеют дружеские отношение, а порой и пересекающиеся взгляды в вопросах политики и духовенства. Союз Сенаторов Тореадор и Малкавиан лишь укрепляет подозрения Вентру в том, что эти кланы куда ближе, чем кто-либо мог представить.
Отношение Традиции Юлиев к другим вполне очевидно. Юлии - истинные правители Рима, как смертного, так и бессмертного. Традиция Юниев - бунтовщики и лицемеры, плебеи за которыми нужен глаз для глаз, а Традиция Корнелиев уже давно отжили свое величии и в их услугах никто не нуждается, их же предательские настроения лишь смешат каинитов Традиции Юлиев.
Следующие этой Традиции зовут себя цезарями. Среди других Традиций Юлии известны как гедонисты и не просто так. Юнии и Корнелии считают, что Традиция Юлиев в нынешние ночи служит лишь развлечением Камиллы и прочих приближенных к Вечному Императору и Сенату Высоких кланов, прочих же каинитов Традиция отвлекает от реальных проблем Рима в Ночи.

https://i.imgur.com/QOmNb4T.pngВ Традиции ЮниевЮнии - плебейский род, о представителях которого было известно еще во времена царского периода Рима. Вышедшие с самых низов, потомки Марка Юния, чей предок прибыл с Энеем в Италию, они ставят на первое место личные таланты и заслуги, а не положение в обществе.
Эней из клана Бруджа был первым из Традиции, но несмотря на это, Традиция восходит к Марку Юнию, поскольку Эней любил своего друга и его смертных потомков. Спустя столетия Эней пропал, но Традиция осталась жить. Представители этой Традиции были восхищены Республикой и тем самым всегда выступали за демократию и всяческие свободы, выделяясь среди других Традиций как каиниты демократических взглядов, стремящиеся не столько к реформам, сколько с жесткому следованию законам Римской Республики.
С незапятнанных времен Традиции Юниев и Юлиев враждовали, поскольку их взгляды на управление Римом в Ночи разнились. Если одни стремились к власти Диктатора, то другие - отстаивали мнение Сената и Народа Рима. Юнии всегда считали себя избранниками и защитниками народа, хотят того граждане Рима или нет.
Среди этой Традиции огромное количество каинитов из Низких кланов. Конечно, количество Бруджа после Пунических Войн уменьшилось, но бессмертных этой крови все еще достаточно. Считается, что коренными членами Традиции, наравне с Бруджа, являются отвратительные бессмертные из клана Носферату. Сами Носферату считают, что именно их далекие предки построили Рим дабы укрыться от кровожадных и жестоких Никтуку, следующим за ними прямиком из далекой древности. В это верят малое количество каинитов, даже внутри Традиции Юниев. Гангрелы, еще менее частые гости Рима, чем Бруджа, так же встречаются в этой Традиции. Редки те из них, кто задерживается в Риме надолго, но все же, встречаются и такие, кому городская жизнь больше по душе, чем существование в дикой природе. Пришедшие из Греции, эти Гангрелы порой кажутся более цивилизованными, чем даже некоторые Вентру и Тореадоры. И все же, как и Носферату, Гангрелы остаются Низкими кланами. Дети Хакима из касты визирей, прибывшие в Рим из Греции, так же поддерживают Традицию Юниев, но стараются не лезть в политику Рима, будто бы страшась некогда древнего запрета, оставленного им их Патриархом. Несколько торговцев крови Цимисхов, прибывших в Рим несколько лет назад из Дакии, так же влились в Традицию и даже пытаются вмешаться в политику Рима. Цимисхам не верят и внутри Традиции, что уж говорить о каинитах из других Традиций.
По иронии судьбы, известнейших смертный из рода Юниев стал смертным благодаря таинственному Гефестиону из клана Вентру. Марк Юний Брут - реформатор, раскаивающийся в предательстве, считает, что иначе поступить с Цезарем он не мог. Камилла - противен Бруту и он готов пойти на все, чтобы свергнуть Диктатора. И все же, благодаря врожденной хитрости и наставлениями Гефестиона, Брут не идет в открытый конфликт. Со временем он даже стал возглавлять Традицию, выступая в оппозицию Традиции Юлиев. Камилла, открыто презирающий Брута и Традицию Юниев, дал Бруту место в Вечном Сенате. Брут воспринял этот жест как вызов и к нему он был уже давно готов.
Отношение Традиции Юниев к другим разнится. Юнии - один из древнейших родов Рима. Именно они должны вернуть власть над городом в руки тех, кому она принадлежать должна, то есть, народу. По мнению Юниев, Традиция Юлиев - сборище гедонистов и диктаторов, узурпировавших власть и не делающих ничего для граждан Рима и самого города. Корнелии же - слишком слабы, чтобы что-либо сделать и рассматривать их как союзников не стоит; время славы Корнелиев подошло к концу.
Следующие этой Традиции зовут себя освободителями. Среди других Традиций Юниев известна как лицемеры и не просто так. Юлии и Корнелии считают, что Традиция Юлниев лишь прикрывается благородными мотивами и народом, а на деле, используют свою власть в личных целях, являясь истинными диктаторами, так сильно полюбившими власть.

https://i.imgur.com/ziSYoML.pngВ Традиции КорнелиевКорнелии - один из знаменитейших родов Рима. Существует множество ветвей этого рода, как патрицианские, так и плебейские. Свою славу как Традиция бессмертных, род Корнелиев получил благодаря древнему каиниту Сципиону. Доподлинно неизвестно к крови какого клана он восходит, но многие полагают, что он был Вентру.
Еще до того как Традиция Юлиев пришла к власти и Камилла стал Вечным Императором, а Традиция Юниев стала бороться за свободу и демократию, Традиция Корнелиев правила Римом. Правили они жестко, но справедливо, полагаясь не на деление на Высокие и Низкие кланы, а на законы Рима и древние традиции государства. Они полагали, что лишь вместе, лишь отбросив былую вражду, каиниты смогут поддержать Рим и превратить его в величайший из городов, руками смертных или бессмертных - неважно.
Но, слава Корнелиев ушла. Сципион встретил Окончательную Смерть, а сама Традиция потеряла былую власть и уважение. Смертные представители рода Корнелиев жили дальше, а Традиция названная в их честь медленно умирала. И все же, приверженцы этой Традиции нашли выход.
Первом делом они заручились поддержкой Ласомбра, не находящих себе места среди знати Рима. Именно благодаря Традиции Корнелиев в Вечный Сенат вошел представитель Ласомбра. Именно благодаря Корнелиям Ласомбра заняли относительно крепкую политическую позицию в городе. Следом, Корнелии стали изучать окружающие земли расширяющейся Римской Империи, заключая союзы с каинитами из далеких стран, как цивилизованными, так и варварами. Именно Корнелии заключили союз с хитрецами из клана Равнос, именно они стали торговать секретами с Детьми Хакима и именно они заручились поддержкой целителей и воинов Салюбри, в случае, если власть в Риме падет жертвой демонических соблазнов.
Своими действиями Традиция окончательно испортила свою репутацию, ведь прочие Традиции стали считать Корнелиев слишком мягкими, слишком отстраненными от Рима и его политики. Прочие смотрели на эту Традицию как на идиотов, решивших, будто бы, чтобы возвысить Рим нужно найти союзников извне, а не покорить их своей воле.
И все же, Корнелии рассчитывают, что время их славы придет и их политика верна. В эту Традицию входя представители множества кланов, как Высоких Кланов, так и Низких. А так же тех, кого никогда нельзя было приравнять к Гражданам Рима. Кроме, что вполне очевидно, каинитов из кланов Ласомбра, Бруджа, Носферату и Гангрел, среди Традиции есть и представители таких кланов как: Равнос, Дети Хакима, Салюбри, Каппадокийцы.
Внутри Традиции зреет заговор. Ласомбра, как представители Высоких кланов решили, что столь близкое отношение с Низкими кланами, смешивание Высоких и Низких, совершенно точно не пойдет во благо Традиции. Ласомбра считают, что лишь возвысившись внутри Традиции, они смогут дать Корнелиям второй шанс. Путь к власти тернист, но кажется, что Ласомбра готовы на все ради нее и их не смущает, что именно благодаря Сципиону и Традиции Корнелиев они получили право быть Высоким кланом и даже выдвигать представителя в Вечный Сенат.
Отношение Традиции Корнелиев довольно нейтрально, но это не значит, будто бы они не готовы дать отпор, если понадобится. Все-таки, в былые времена, Корнелии отличились как ревностные защитники Рима и его законов, а так же земель. Корнелии - справедливые правители Рима, пусть их мнение уже давно мало кого волнует. В их понимании, Юлии и Юнии мало чем отличаются друг от друга и лишь делают вид, будто бы борются за какие-то совершенно противоположные идеалы. Корнелии видят, что единственное, чего хотят Юлии и Юнии - это власть и за обладание ей они готовы пойти на все, в том числе и уничтожение не только смертных, но и каинитов. Мнение внутри Традиции Корнелиев конечно же разнятся, ведь что говорить: Ласомбра из этой Традиции стремятся к власти не с меньшей страстью, чем бессмертные из других Традиций.
Следующие этой Традиции зовут себя сципионами. Среди других Традиций Корнелии известны как предатели и не просто так. Прочие Традиции считают, что спустя столько веков, но Корнелии растеряли свои истинные мотивы и сейчас занимаются делами, которые никак не касаются Рима. Если Корнелии хотят дружить с иноземцами - пускай, но тогда пусть они освободят политическую арену и более ни на что не претендуют, говорят представители прочих Традиций. Правда, как это обычно бывает, скрыта от глаз и лишь Ласомбра знают истину и они знают, что нанести удар из тени куда легче, чем сразиться со своими врагами лицом к лицу. Именно Корнелии стали инструментом Ласомбра и именно эта Традиция, одна из первых, должна будет принять веру в Единого Бога.

non est fumus absque igne

У Рима множество врагов. На севере, западе, юге и востоке. Рим окружают враги и они готовы разорвать Империю на куски в любой момент, о чем не стоит забывать даже бессмертным, скрытым за стенами Великого Города. Враги строят заговоры, посылают шпионов, готовят армии к маршу и планируют убийство главного врага всех Побежденных Римом, Вечного Императора Камиллы.
У врагов Рима есть лицо и оно, чаще всего, искривлено в гневной гримасе. Но гнев ли это или обычная зависть перед теми бессмертными, кто нашел себе место в Великом Городе приобщившись к не менее великой Цивилизации?


https://i.imgur.com/kRhDGft.pngПоход ВотанаБьют барабаны войны. Горят костры битвы. Летят искры гнева германских племен. Разобщенные, порабощенные, униженные и побежденные, они обращают свои взоры в небо и просят помощи у богов... Трусы оставшиеся в божественных чертогах не отвечают им, а лишь смотрят своими мертвыми глазами. Но среди живых нашелся бессмертный. Великий воин, проложивший себе путь к славе через кровь, через пот и через собственную смерть. "Вотан!" - они кричат его имя уверенно и гордо, другие - с подобострастием и искренней любовью. Одноглазый, равный богам, Великий Вождь, он пришел в германские земли, он объединил германские племена херусков, гермундуров, маркоманнов, лангобардов, готов, тевтонцев и других с одной целью. Одна страсть была в его мертвом сердце. Он хотел уничтожить Рим. Он хотел уничтожить этот город и сравнять его с землей, а обитателей - убить и кровь их выпить. Камилла же должен был пасть лишь от его руки.
Ярость бессмертного Вотана не знает границ. В ярости своей он почти безумен, но его слушаются, ему присягают на верность. Пришедший с далекого севера, из земель свионов, он не боялся холода, не ведал усталости и не знал жалости. Те кто присягнул ему на верность добровольно - погибали; Вотану не нужны были слабаки. Те, кто присягнул ему на верность после поражения - погибали; Вотану не нужны были слабые духом. Те, кто предавали присягал ему на верность - погибали; Вотану не нужны были бесчестные псы. Он искал лучших, лучших он и находил, а прочие становились ошметками разорванной плоти под его ногами, другие же удостаивались более достойной участи и становились источником живительной крови для могучего вождя.
Одноглазый пришел не один. Прекрасные девы-воительницы, на которых и смотреть нельзя было, были вместе с ним. И они тоже пили кровь, и они тоже были жестоки и дики. Они во всем подчинялись Вотану, а он любил их так, как не может смертный мужчина любить женщину. Посягнувший на честь воительниц погибал в страшных мучениях и все германцы об этом знали.
Бессмертный Вождь не был безоружен. По легенде, волшебное копье Гунгнир досталось Вотану в битве: бессмертный вырвал его из цепких лап людей-волков, напав на них под покровом ночи и вырезав всех до единого.
Могучее воинство Вотана, состоящие как из смертных, так и бессмертных, быстро двигалось к северным границам Римской Империи, но было остановлено серией внезапных нападений: люди-волки прознали о том, что хочет сделать Вотан и решили разгромить его, но не ради Рима, а ради мести. Отвлеченный на старых врагов, Вотан не отступает от своей основной цели, но пока что вынужден охотиться на людей-волков, повадившихся нападать на его стоянки и днем и ночью.

https://i.imgur.com/M74aDxi.pngБессмертная ЦарицаВ 60 году н.э. умер правитель иценов Прасутаг. Римляне объявили о присоединении к империи всех его владений. Дочерей его жены изнасиловали римские легионеры. Женщины были согнаны в рабство и отправлены в Рим. Мужчины были подавлены, измученны в плену и стенали от голода. И среди них всех, среди тех, кто уже потерял всякую надежду, нашлась одна, та, кого по праву звали Царицей. Боудикка, вдова Прасутага подняла восстание против Рима.
Восставшие ицены и их соседи триновантвы захватили Веруламий, Комулодун и Лондиний. А затем восстание было подавлено, ицены разбиты, плененные - убиты с особой жестокостью. Боудикка хорошо запомнила того, кто разбил ее воинство. Позже, когда стало ясно, что восстание уже не разжечь с новой силой, Царица решила наложить на себя руки... И наложила бы, если бы не предложение одного таинственного странствующего друида.
Он говорил о бессмертии, о втором шансе, о новых возможностях. Боудикка, не ведущая о своих родственных связях с племенем оборотней Фианна, согласилась. Так Боудикка умерла для всех, став очередной царицей-самоубицей, но на самом деле смерть для нее была лишь началом нового тернистого пути. Встав на одну сторону с бессмертными из клана Гангрел, молодая бессмертная стала продумывать план мести. Она не думала глобально, но хотела убить Гая Светония Паулина, того, кто был виноват во всех ее бедах и подавленном восстании иценов. В 62 году н.э она напала на него, но получила отпор. Паулин знал о бессмертных и что самое важное: знал как с ними бороться. Он проклинал Боудикку и вызывал ее на честный бой, но царица отступила. Она потеряла своего Сира, зато приобрела очередную Метку Зверя и еще одну причину для мести. В 66 году н.э Паулин стал консулом. Теперь он был в Риме, а Боудикка оставалась в Британии. Разъяренные Фианна, желающие покончить с оскверненным родичем, вышли на ее след, но она смогла уйти от них, скрывшись в Лондиниуме. Именно тут, в бастионе Римской Империи в Британии, Боудикка строит планы мести, собирает вокруг себя несогласных с правлением Рима, как бессмертных так и смертных. Удивительно, но ее воинство шириться ночь от ночь. Гангрелы кельтского происхождения, торговцы из всех концов света разносят весть о бессмертной Царице. Боудикка становится мифом на устах бессмертных, а затем и смертных. О ней говорят, ее чтят и многие готовы отдать свою жизнь за то, чтобы у Боудикки появился второй шанс поднять восстание и навсегда прогнать римлян из Британии.
Но никто не знает, что личная месть для Боудикки куда важнее, чем восстание и независимость от Империи. И все же, перед ней еще много трудностей, в том числе и странный интерес от иноземного и могучего бессмертного, известного как Митра, Первый среди Равных.

https://i.imgur.com/MEGRBGz.pngКровь ГаннибалаКарфаген горел семнадцать дней. Город был разрушен, полсотни граждан захвачены и обращены в рабство. Карфаген пал и более не было надежды. Но огонь ненависти, огонь мстительности и перемен горит в душах карфагенян и по сей день. Стоит лишь подтолкнуть эту ненависть и огонь поглотит не только римлян, но и сожжет дотла и сам Рим.
Этого хочет Ганнибал Барка, пусть и умерший, но ставший бессмертным существом из клана Бруджа. Он вдохновляет смертных и бессмертных на восстание против власти Рима. Он готов поставить на кон свое бессмертие, чтобы возродить сгоревший Карфаген. И пусть на месте великого города еще Цезарь велел построить новый город, знаменующий власть Рима в этой области, но это не тот Карфаген, не Карфаген Ганнибала Барки его отца и его династии. С этим согласны местные бессмертные из клана Бруджа, а так же оставшиеся тут Ассамиты, но и не только. Бессмертные демонопоклонники из клана Баали обитают в подземных катакомбах Карфагена и строят планы по захвату власти и совращению Ганнибала. Прекрасно зная об этом, Барка стремится как можно скорее объединить под свои знамена Бруджа и Ассамитов, сильно рискуя и пускаясь в авантюры, приравнивая себя к самому Баал-Хамону или другим богам финикийцев. Его рассказы и обещания пользуются популярностью: в провинцию стекаются наемники, бессмертные и все остальные, недовольные властью Рима. Слухи о Ганнибале доходят и до удаленных от Карфагена провинциях Римской Империи, но мало кто верит в них, самые же любопытные - желают увидеть великого полководца своими глазами.
Камилла знает о том, что Ганнибал Барка не умер, а стал бессмертным. Он ждет, когда сможет убить мерзкое отродье из Бруджа самолично, а пока, чтобы Барка не чувствовал легкости в своей подготовке к войне, Вечный Император посылает в провинцию Карфаген всевозможных убийц и шпионов, действуя через своих наместников из Вентру и союзников Тореадор, наводнивших провинцию после того как был построен новая столица провинции.
Чего не знает Вечный Император, так это того, что все больше и больше бессмертных решаются пойти за Ганнибалом. Они не хотел правления Камиллы и считают его власть порочной, а Ганнибал Барка в их глазах - герой, мученик и великий лидер. Правы ли они или попали в очередную паутину лжи? Барка хранит молчание, а значит правда откроется всем без исключения лишь со временем.

https://i.imgur.com/LDFRM0F.pngНаследие АлександраВеликий Александр Македонский мертв. Государство Селевкидов - уничтожено, а на его костях возвышаются совсем другие царства, не имеющие никакого уважения к наследию Александра. Египет и Македония стали колониями Рима. Александр забыт, он остался историей. Те, кто унаследовал плоды его завоеваний уже давно мертвы. Нет надежды, что-то из них жив или... Гефестион, друг и любовник Александра, не просто умер, в отличии от своего царя. Он стал бессмертным и скрылся в ночи, с сожалением и скорбью смотря за тем, как спустя восемь месяцев, Александр навсегда покинул этот мир. Гефестион не смог пойти против своей любви к царю и обречь Македонского на вечное существование в холоде и смерти. Гефестион полагал, что жизнь для Александра - правление и что он должен быть под солнцем, так как он, вне всяких сомнений, божественное дитя, а не обычный смертный.
Спустя века, Гефестион объявился в Александрии. Тогда же он спутался с последователями Темного Бога. Сетиты приняли старейшину из клана Вентру как желанного гостя, поскольку их отношение к Александру, как и у Гефестиона, было особенным. За много лет Гефестион изменился и превратился в сурового и властного бессмертного. Это заметили и сетиты, которые уже не могли отказать сподвижнику Александра Великого, ведь он предложил им то, отчего сетиты не смогли отказаться.
Долгие годы Гефестион следил за тем, что происходило с наследием Александра. Он следил и поражался жадности, глупости и алчности правителей, не идущих ни в какое сравнение с Великим. Когда в Риме прославился Цезарь, Гефестион следил и за ним, но вместо того, чтобы спасти диктатора, бессмертный решил дать второй шанс другому видному политику - Бруту, предателю. Гефестион научил Брута всему, что знал сам. И все же, потомок преследовал свои цели и видел единственное будущее для Рима - в свободе. Со временем, Гефестион покинул Дитя и вернулся в Египет, вновь отрешенный от мира, он размышлял над своим будущем и с грустью вспоминал об Александре Великом.
Уверенность вернулась к Гефестиону, когда сетиты пожелали большего. Гордый, мужественный, идеал тех, кого назовут рыцарями века спустя, он ответил в привычной ему манере и навлек на себя гнев детей Темного Бога. Он принял вызов, объединив тех из Вентру, Тореадор и Малкавин, не-живших в Александрии и Мемфисе, кто был не только не рад существовать рядом с сетитами, но и готов был пойти против тирании Камиллы. Спустя несколько лет, Гефестион нашел неожиданных союзников в оборотнях из племени Молчаливых Странников. Их общая ненависть к сетитам и породила удивительный союз, хоть он и не был прочным, чем и воспользовались Последователи Сета.
Холодная война между Гефестионом и сетитами продолжается и в эти ночи, но мудрый и могучий Гефестион понимает, что сетиты - временная преграда, а его будущее там, в Риме. Будущее наступит тогда, когда Вечный Император Камилла встретит Окончательную Смерть. Наследие Александра будет жить, в каком бы воплощении оно не переродилось, но об Александре Великом не забудут.

https://i.imgur.com/BYKMV48.pngГнев ОлимпаПри Нероне Греция обрела независимость. Освобожденная от дани, Эллада смогла вспомнить о былых временах. О временах господства, временах величия. И все же, восстаний не вспыхнуло.
Освобождены от дани были смертные, но не бессмертные. Вечный Император с пренебрежением смотрел на некогда великих властителей Эллады и не собирался отменять никаких указов; в отличии от Нерона, Камилла не желал давать местным бессмертным хоть какой-то независимости.
Мстительные и избалованные олимпийцы - бессмертные, не-живущие в Греции и мнящие себя богами, не пожелали более платить дать. Тогда, Камилла послал в Грецию часть своего Легиона. Они должны были подавить это смешное восстание. Когда к Камилле вернулся лишь один измученный и страшно измененный легионер, стало ясно, что греки не намерены слушать глас разума.
Так оно и было. Арес, бессмертный из клана Бруджа, решил возродить былое величие Спарты, а за этим - всей Эллады. Он собрал всех прочих олимпийцев под своим руководством. Он велел вспомнить о тех временах, когда люди почитали их, когда люди боялись их и никакой извращенный римлянин, смертный или нет, не смел приказывать им. Они могли склониться перед Юлием Цезарем и его гением, но не перед Камиллой. Вечный Император должен был встретить свою Окончательную Смерть! С Аресом согласился Аид из клана Каппадокийцев, Афродита из клана Тореадор, Эрот из клана Тореадор, Эреб и его Дитя Нюкта из клана Ласомбра и Немезида из клана Бруджа. Лишь Эрида из клана Малкавиан отказалась от союза с Аресом, предрекая ему и тем, кто пошел за ним следом - страшную гибель от когтей прямоходячих волков. Эрида взывала к Немезиде, Дитя Фемиды, которую хорошо знала, чтобы ты отказалась от бунта против Камиллы. Эрида взывала к разуму их всех, предупреждая их, что власти олимпийцам уже давно пришел конец, но Арес не желал слушать. Что до Афины, вечного конкурента Ареса, то она проигнорировала приглашение Бога Войны. Она не смеялась, не злилась; удостоив Ареса холодным взглядом, Афина из клана Истинных Бруджа, покинула Спарту.
В итоге, Немезида решила отправится в Рим и взглянуть на Камиллу своими глазами. Она попросила у Ареса о том, что бы он остановил сборы во имя их дружбы с ее Сиром. Арес согласился, но сказал, что долго ждать не будет. Эрида и Фобос с Деймосом из клана Ласомбра, решили составить Немезиде компанию. По пути, в Афинах, они встретили Мнемосину из клана Малкавиан, Мома из клана Носферату и мудрейшего Асклепия из клана Салюбри. Вместе они направились в Рим, влекомые каждый своим желанием. Кто-то хотел узреть великого Вечного Императора, другой - посмеяться над ним, а еще одна - запомнить его. И только Немезида не понимала, зачем же она отправилась в Рим. Что изменит ее встреча с Камиллой? Но среди этой своеобразной котерии затесался предатель, готовый вонзить кол в сердце Камиллы при первой удобной возможности... Осталось понять кто он, ведь Рим уже не за горами.
Тем временем Арес готовит воинство Спарты для восстания, медленно обрабатывая тех из военачальников, кто остался недоволен Римом и после объявления независимости Греции, тех, кто желает вернуть Элладе былое могущество.

https://i.imgur.com/MP0kB8V.pngВотчина ДраконаВ центре Дакийского Королевства расположены Карпатские горы, что послужило причиной заинтересованности Цимисхов в вечной жизни этого государства. Далеко не всегда к власти в Дакии приходили ставленники этого клана, так и не всегда они были гулями могущественных цимисхов тех времен. И все же, Изверги влияли на политику государства. Порой, именно из-за них Дакия ввязывалась в очередной конфликт с римлянами. Шло время и к началу правления Нерона, Цимисхи решили, что лучше момента не найти, чтобы выдернуть сорняк под названием Рим наверняка. Их паранойя привела Извергов к мысли, что рано или поздно, но Рим закончит начатое еще Цезарем и захватит Дакию, навсегда сделав царство своей провинции. Допустить пришествия иноземцев местные бессмертные не могли.
Шпионов, посланных в Рим, вернули обескровленными телами без голов, а ужасные твари не вернулись вовсе. Тогда, Изверги решили избрать иную тактику и стали посылать в Рим, под видом торговцев, своих лучших агентов, как бессмертных, так и слуг их крови. И несмотря на то, что в реализации этого плана принимали участие многие выходцы из рода Рутвенов (а по слухам - и сам Первый из Рода), Дамек Рутвен был не особо рад действовать именно так. Он не третировал своих родственников за пособничество в этом странном, как ему казалось, плане, но, тем не менее, сам он желал действовать иначе.
Чтобы прочие Рутвены не плели интриг и не действовали против воле Дамека, он приказал своему Дитя, Данике проследить за торговцами и если нужно - отправиться в Рим, покинув родную Дакию. Несмотря на видимое нежелание поступать так, Даника с любопытством отнеслась к этой возможной обязанности и неведомо для Дамека стала готовится к путешествию.
Другое Дитя Дамека, великий воин и герой Дакии Буребиста должен был подготовить военный поход против Вечного Императора. Никакой войны с Римом смертных, но Рим бессмертных должен понять, что никогда у иноземцев не будет власти в землях Цимисхов.
И все же, внутренние конфликты между цимисхами ставят крест на каких-либо серьезных военных действиях против Камиллы и его Рима в Ночи. Никто не спорит, что земли Дакии нужно оборонять, но многие сомневаются в том, что против Рима нужно идти войну, как живого так и не-мертвого.
Цимисхам, кроме интриг, есть чем заняться в родных землях: непокоренные варварские племена, агрессивно настроенные стаи оборотней, так и не смирившихся с захватом земель, которые они всегда считали своими, а еще таинственное зло, поселившееся недалеко от Карпат и желающее взять то, что принадлежит Купале, а самого его - уничтожить.
Слухи о Демонах привлекают охотников на них из числа Детей Хакима и Салюбри, а так же некоторых любопытных Каппадокийцев. Новые гости совсем не по духу цимисхам, но чтя и помня законы гостеприимства, они принимают бессмертных с распростертыми объятиями... пусть и по-своему.

https://i.imgur.com/Y1UU9wu.pngЯдовитые Кинжалы ВостокаВремя независимости Парфянского царства настало. Вместе с Великой Арменией, это государства рассчитывает продвинуть свои границы на запад, не посмотрев на могущество Рима. Цари Парфии знают, что Рим можно победить, его Легионы можно разбить, а полководцев унизить. Они знают это не по наслышке. Никогда больше не станут они прислуживать другим государствам, никогда больше никакого Александра Великого не случится на их землях. Никогда больше не будут они чьими-либо сатрапами...
Вечный Император забавляет ассамитов, не-живущих в этих землях. Дети Хакима знают, что могут уничтожить его, какой бы силой не обладал Камилла, и все же, пока что, их кинжалы направлены в совсем другие спины. Отвратительные Баали - бельмо на глазу клана, ведь именно Дети Хакима, вместе с Бруджа, поддерживали баалитов в Карфагене, именно ассамиты оказались предателями. Нет, не все, но многие, и это беспокоит клан в целом.
Тигирий, уравновешенный и любознательный, инкогнито направился в Рим века назад и до сих пор от него не было вестей. Он передает, что Рим отживает свои последние ночи. Тигирий заключил союз с некой провидицей из клана Малкавиан и вместе они должны найти нечто удивительное в подземельях Великого Города.
Тем временем, в Нису, столицу Парфии, пребывают посланцы от Ганнибала Барки, призывающего Детей Хакима вернуться к старому союзу. Аль-Ашрад, случайно оказавшийся в Нисе по своим делам, решает, что с ответом Барке стоит подождать. Тем не менее, многие Дети Хакима считают, что Ганнибала нужно поддержать, а власть Рима должна пасть, ведь кто знает, на что способен Камилла на самом деле и что случилось с Тигирием в Риме? Может ли статься так, что он пал жертвой интриг Вечного Императора? Аль-Ашрад, находящийся в раздумьях, не может решиться на опасное путешествие в Рим за своим верным другом Тигирием. Ур-Шульги хранит молчание, смиряя свое Дитя долгими взглядами и не стремясь учавствовать как в политике клана, так и в политике Парфии, ставшей домом для Детей Хакима.
И все же, целью Детей Хакима Рим не является. Да, Камилла для них не более чем избалованный, и вкусивший слишком много, Вентру. Да, бессмертные Рима - не менее избалованные дети, но... Дети Хакима выше остальных бессмертных и не делает ли это их долгом, уничтожение Камиллы и суди над теми, другими потомков Каина, которые сбились с истинного пути?
Охотники на Демонов из касты чародеев поддались своей паранойе и вместе с Салюбри из Каппадокии и одрисской провинции решают посетить Рим, дабы проверить не связан ли Камилла с баалитами. Другие охотники, под предводительством Ашкарда Охотника Пепла отправились в Дакию, там проверить слухи доносящиеся с Карпат о том, что подле гор поселилось некое таинственное зло; в похоже Ашкарда ему помогают Салюбри и несколько Каппадокицев.